background picturebackground picture

Зачем идти к семейному психологу

Родители

138

Любые события в семейной системе затрагивают всех ее членов, поэтому для решения проблем ребенка необходимо работать и со взрослыми тоже

Семьи, которые сталкиваются с трудностями в развитии ребенка, беспокоятся о нем, не умеют наладить общение с ним и друг с другом, ссорятся из-за принципов воспитания, могут обратиться за помощью к семейному психологу. Как он работает, какие методы использует? Как долго продлится терапия, на какой результат можно рассчитывать? Мы попробовали узнать ответы у специалистов.

Как устроена семья

Как зарождается семья? Люди взрослеют, отделяются (сепарируются) от своих родителей, встречают будущего брачного партнера, проходят стадию романа, учатся быть близкими и теплыми, учатся разговаривать и доверять друг другу. Потом они съезжаются, начинают учиться жить вместе, договариваться, делить обязанности; а когда в семье появляется ребенок, его родителям приходится о многом передоговариваться заново. И если им не удалось решить какую-то задачу на ранних стадиях брака, то это будет влиять на более поздние этапы. Так выглядит развитие семейной системы в изложении психотерапевта, директора и соучредителя Центра системной семейной терапии Инны Хамитовой.

Например, если человек вовремя не сепарировался от родителей, то при выборе партнера он (она) будет думать: подойдет ли эта женщина (этот мужчина) моей родительской семье? Или наоборот, станет искать себе «сепаратора», который поможет разорвать связь с семьей.

Если задача сепарации не решена, вся семейная система строится на ненадежном основании. Не на близости, а на чувстве долга, например, или на желании втиснуть свою новую семью в прокрустово ложе семейной модели своих родителей.

В этом смысле «башня» не падает, но внутри нее создается сложная система сдержек и противовесов. И чаще всего стабилизирующий элемент такой системы — это ребенок (дети).

Дальше в этой «башне» достраивается следующий «этаж»: ребенок вырастает, становится подростком, и ему тоже приходит время сепарироваться. Собственный опыт говорит ему, что все в семье построено вокруг отношений детей и родителей, поэтому он также не может покинуть родительскую семью. Так взрослые воспроизводят проблему сепарации уже у собственных детей.

«Нам часто кажется, что мы будто бы выбираем свою историю жизни, сами строим свою идентичность, — замечает Инна Хамитова. — Но на самом деле в большинстве случаев мы лишь отыгрываем проекции, которые могли быть заложены предыдущими поколениями».

Особенности системного подхода

Целое больше суммы частей

Системная семейная терапия — один из методов психологического консультирования, в котором человек рассматривается как часть семейной и социальной системы, через призму его взаимоотношений с ближайшим окружением.

«Если в других терапевтических подходах можно довольно долго разбирать индивидуальные проблемы одного из членов семьи, в системном подходе психолог сразу работает с коммуникациями, структурой и иерархией семьи, понимая, что система первична, а целое в данном случае больше, чем сумма отдельных частей», — объясняет Инна Хамитова.

Системная семейная психотерапия появилась в середине XX века и, в отличие от множества других школ психотерапии, основанных на психоанализе, выросла из общей теории систем и кибернетики. Она опирается в том числе на физику, химию, биологию и другие естественные науки.

На практике отношение к семье как к системе означает, что изменения в системе семейных отношений затрагивают всех членов семьи, и наоборот, перемены, случившиеся с одним из членов семьи, нарушают равновесие системы в целом.

Изучая семью, психологи-системщики выясняют, через какую стадию жизненного цикла она проходит, решены ли задачи этого цикла, каковы сейчас структура и иерархия семьи, какие в ней есть подсистемы, альянсы, правила, межпоколенные границы. Их интересует, как выстроены коммуникации, как складывался семейный миф на протяжении нескольких поколений.

Такой подход позволяет работать с разными типами запросов, с которыми обращаются клиенты, и многие из них имеют прямое отношение к благополучию детей. Это могут быть запросы об отношениях в паре, детско-родительских отношениях, о семье в целом (в том числе расширенной, с дедушками-бабушками) и о семейной истории.

Консультант в ходе беседы выявляет привычные формы поведения человека, его чувства, способы эмоционального реагирования на слова и поступки значимых людей, а затем совместно с клиентом ищет и вырабатывает новые способы взаимодействий, которые повышают качество жизни и взаимоотношений клиента и семьи в целом.

Работа с целой семьей

В семейной системе все части и процессы целого взаимовлияют и обусловливают друг друга, это единый организм (поэтому для системщиков характерен «организмический» взгляд на мир).

«Например, ребенок плохо учится в школе, и маме приходится заниматься с ним по вечерам, — приводит пример Инна Хамитова. — Она занимается с ним год, два… Детский психолог в этом случае будет выяснять, что у ребенка с памятью и вниманием, нет ли у него проблем со сверстниками или учителями в школе. В рамках индивидуального подхода это правильные вопросы, и, задавая их, мы можем добраться до причин школьных трудностей ребенка». Поэтому семейным психологам полезно работать в команде с детскими, чтобы помогать более эффективно.

Часто бывает, что у ребенка есть симптомы, которые хорошо бы скорректировать в раннем возрасте с помощью детского психолога, нейропсихолога, других специалистов. Но одновременно эти симптомы выполняют определенную роль в семейной системе, влияя на нее и испытывая ее воздействие.

Но вопрос «Почему ребенок так плохо учится?» можно переформулировать: «Зачем он так плохо учится?» Может быть, он таким образом привлекает к себе внимание родителей? Дети чрезвычайно чувствительны к семейному контексту и знают, как добиться внимания взрослых. Если в семье ценится образование, то ребенок будет плохо учиться, если важна честность — может начать воровать.

Или, например, отношения между папой и мамой напряженные, и ребенку надо оттягивать на себя внимание мамы, чтобы она не ругалась с папой. Вместо конфликтов и развала семейная система продолжает хоть как-то работать.

Можно задать и другой вопрос: «Зачем папе и маме нужно, чтобы сын плохо учился?» Например, мама делает с ним уроки и чувствует себя нужной, при деле? Или это позволяет ей меньше общаться (и ссориться) с мужем?

«Задача системного семейного психолога: увидеть, почему система заинтересована в нынешней ситуации, и понять, какие изменения в ней необходимы, — говорит Инна Хамитова. — Потому что каждый человек — и мама, и папа, и ребенок — это процесс; у каждого есть свое место в семейной иерархии, свои роли в общей системе и подсистемах, так что их взаимодействие — это тоже процесс».

Системный подход утверждает, что пока не будет изменений в системе, устойчивые перемены «в отдельно взятом ребенке» также невозможны. Если с ребенком поработает детский или нейропсихолог, его внимание и память улучшатся, он станет спокойнее и усидчивее, и маме уже не надо будет каждый вечер делать с ним уроки. Это нарушит равновесие семейной системы: ребенок лишится внимания матери, мать лишится чувства собственной полезности, родители, которые вместе беспокоились об учебе ребенка, отдалятся друг от друга (или, наоборот, будут вынуждены больше общаться, раз у матери освободилось время от домашних заданий). Если не изменятся все члены семьи, система не сможет снова обрести равновесие, школьные успехи ребенка не закрепятся, и вскоре он снова начнет получать двойки.

Работа с детско-родительскими проблемами

Каким образом проблемы в супружеской подсистеме могут отражаться на родительстве? «Например, ребенок не слушает ни одного, ни другого родителя, — объясняет Инна Хамитова. — Возможно, у родителей разные позиции относительно воспитания, и они борются за власть. Кто оказывается главным в такой ситуации? Ребенок, который не слушается никого. Он может заявить: раз вы не знаете, как меня воспитывать, тогда я сам буду решать».

В то же время ребенку эта власть не по силам, потому что он чувствует себя в безопасности, только опираясь на родителей, — продолжает психотерапевт. В результате могут возникать самые разные детские страхи. Или ребенок может быть на стороне одного из родителей, и тогда мы имеем дело с семейной коалицией. Так что дело может быть вообще не в ребенке, и нужно работать со всей системой — прояснять семейную иерархию, устройство супружеской и детской подсистем, цикл взаимодействия.

Работа с расширенной семьей

Может сложиться ситуация, когда дети создают коалицию с бабушкой или дедушкой. Например, подросток говорит: «Бабушка плохо себя чувствует, попросила меня переночевать у нее». А сам идет в ночной клуб. Бабушка же не только покрывает его перед родителями, но и дает ему деньги на клубы. И в результате чувствует себя гораздо более хорошим, понимающим родителем, чем родные мама и папа.

Кому приходить на первую встречу

«Системщику хорошо бы хотя бы один раз увидеть всю семью, понять, как в ней выстроены границы, как устроены системы и подсистемы, как происходят взаимодействия, — считает Инна Хамитова. — В этом смысле даже присутствие младенца на приеме может облегчить работу. А дальше психолог может работать отдельно с разными подсистемами. Например, встречаться с супружеской парой и заниматься их эмоциональными или сексуальными трудностями, которые влияют на ребенка».

Приходить ли сразу всем вместе или будет лучше, если сначала придет кто-то один, самый активный и заинтересованный? «Это зависит от конкретной ситуации, — поясняет психотерапевт, основатель консультативно-психологического центра «Элементарно» Даниял Ибрагимов. — Если проблема такова, что сразу несколько членов семьи осознают ее и хотят изменить ситуацию, но не знают, как это сделать, то лучше идти к терапевту вместе. Если один из членов семьи считает, что проблемы в семье есть, а другие не разделяют эту точку зрения, тогда можно начинать с одиночного визита. Психолог постарается понять суть сложностей, а затем пригласить на прием партнера или других членов семьи, чтобы прояснить их взгляд на ситуацию. Как правило, уже на следующих сессиях люди работают с психотерапевтом вместе — парой или всей семьей».

Сколько времени занимает семейная терапия

Заранее оценить продолжительность терапии невозможно, она зависит от особенностей конкретной семейной системы. Одной семье достаточно двух встреч, другой потребуется два месяца, третьи могут ходить на терапию полгода или даже год. Хотя в целом семейная терапия — скорее краткосрочная.

Терапевт каждый раз работает по протоколам, он делает примерно одно и то же, но реакцию конкретной семьи на изменения он предсказать не может, не поработав с ней. После знакомства с семьей, на второй, скажем, встрече психотерапевт уже в состоянии предположить, сколько времени потребуется для работы.

«Ригидность семьи, ее сопротивление изменениям, — это не хорошо и не плохо, это просто ее свойство, которое нужно учитывать, — комментирует Инна Хамитова. — Так что если родители не уверены, готовы ли они решиться на долгую терапию, они могут прийти на одну-две консультации, которые в нашем Центре могут быть и бесплатными, и узнать, как психотерапевт видит их ситуацию и сколько времени им потребуется, чтобы в результате их совместной работы наступили изменения к лучшему».

Может ли ситуация в семье в результате терапии ухудшиться для ребенка? Нет, если речь о профессиональной помощи, уверена Инна Хамитова. Это как спросить: может ли у человека, который очень хотел пить, и ему дали стакан воды, жажда стать сильнее после того, как он выпил воду? Такого, конечно, не бывает.

С другой стороны, если, например, партнеры уже давно отдалились друг от друга и готовы расстаться, терапия может сделать явной невозможность сохранить брак. В этом случае семья быстрее перейдет в новое состояние равновесия.

Как выбрать семейного психотерапевта

При выборе семейного психотерапевта, как и любого другого помогающего специалиста, можно ориентироваться на уровень образования и опыт работы, рекомендации людей, которым этот специалист уже помог (лучше, если это будет человек, которого вы знаете лично). Также не лишним будет уточнить, как часто он проходит супервизию (повышение квалификации).

Узнайте, в каком подходе или направлении психотерапии работает специалист. «В системной семейной терапии работают специалисты разных направлений: и психоаналитики, и транзактные аналитики, и гештальтисты, — объясняет Инна Хамитова. — Все они рассматривают семью как систему и анализируют взаимодействия внутри этой системы в терминах своего подхода».

«При выборе специалиста полезно бывает учитывать профессию и склонности членов семьи, — говорит Даниял Ибрагимов. — Например, если родители выполняют физическую работу или имеют профессиональное отношение к спорту, стоит посмотреть в сторону телесно-ориентированной терапии. Если занимаются наукой или интеллектуальной работой, возможно, больше подойдет психоанализ. Если члены семьи стремятся к самовыражению, им близка актерская игра, то подходящим методом может быть психодрама».

Однако даже специалист с большим опытом и блестящими рекомендациями может не подойти клиентам по своему стилю работы или темпераменту. Поэтому главный ориентир — собственные чувства от общения со специалистом.

Когда речь идет о семейном консультировании, желательно, чтобы оба партнера почувствовали доверие. «Вас должно что-то „зацепить“ в этом человеке, должно возникнуть ощущение, что вы можете ему довериться, — считает Даниял Ибрагимов. — Также на первом сеансе надо понять, относится ли он к вам и вашей проблеме с должным уважением, и сможете ли, в свою очередь, уважать его вы. Иначе дальше работа не пойдет».

  

Фото: Коллекция/iStock

Поделиться в соцсетях