background picturebackground picture

Зачем детям воображаемые друзья?

Дошкольники

1

Воображаемые компаньоны — результат сложной психической работы, уверена психолог Мария Осорина

Способность создать воображаемого компаньона и поддерживать с ним отношения говорит о развитом внутреннем мире ребенка, считает специалист в области возрастной психологии и психологии развития Мария Осорина. На самом деле воображаемые друзья есть не только у детей, хотя взрослые реже в этом признаются. Какую роль играют воображаемые друзья в развитии ребенка и как взрослым относиться к детским фантазиям?

Воображение — это универсальная человеческая способность к самостоятельному образному конструированию психической действительности своего душевного мира.

Воображение черпает строительный материал из разнообразных видов накопленного субъектом опыта: познавательного, эмоционального, социального, двигательного, поведенческого. При этом личность постоянно творчески перерабатывает свое прошлое и актуальное настоящее, вычленяя, акцентируя и изменяя значимое для нее содержание событий.

Кто такой воображаемый компаньон

Фантазирование — частный случай воображения. Виды повседневного фантазирования различаются по типу опор: на реальный объект (самая ранняя форма), на текст, на ситуацию, на внутреннюю задачу. В случае воображаемого компаньона речь идет об опоре на внутреннюю задачу. Интересно, что все эти фантазийные образы имеют все те же пространственно-временные, модальные и другие характеристики, как и реальные объекты нашего восприятия. Дети могут объяснить, как расположен их воображаемый друг в пространстве, как он идет, как он выглядит, как прикасается к ним, куда смотрит.

Воображаемый компаньон — это фантазийный персонаж, которым может быть человек, животное, робот, мифическое существо. Этого компаньона субъект создает сам как временного партнера, необходимого ему в определенных ситуациях в качестве спутника и помощника. Компаньон нужен в трудной ситуации ребенку, чтобы ему было спокойно, он мог получить поддержку и помощь.

Воображаемый компаньон появляется только для самого субъекта на очень короткое время (вплоть до доли секунды). Иногда ребенок чувствует, что этот защитник появляется в нужный момент без его участия, а бывает, и осознает, что сам вызывает себе помощника.

Например, дети говорят: «Я знаю, как его вызвать. Надо про него подумать, и он сразу появляется». Некоторые объясняют, что им нужно позвать своего друга по имени, чтобы он появился.

Мария Осорина приводит такой пример. Мальчик 7 лет, возвращающийся самостоятельно из школы, очень не любит проходить узким переулком мимо двух домов, из подворотен которых могут выскочить злые мальчишки более старшего возраста. Поскольку ему хотелось, чтобы рядом шел кто-то сильный и мог его защитить, он обнаруживает, что слева от него, между ним и подворотнями, идет огромный лев. А после того как он проходит страшное место, лев его покидает. На вопрос «Появляется он сам или ты его зовешь?» мальчик отвечает: «Я его специально не зову, я про него просто думаю, и он появляется». Лев высокого роста, всегда идет слева, мальчик может указать, на каком расстоянии от него. Он видим глазами, но он прозрачный. И ребенок говорит: «Его никто не видит, кроме меня, но я его чувствую. Гляну на него краем глаза, чувствую его, и мне становится хорошо».

Откуда берутся воображаемые компаньоны

Когда они появляются в жизни маленького человека? Есть ли у них какие-то предшественники? Воображаемый компаньон — это результат очень сложной психической работы. Чтобы создать образ, которому можно делегировать часть своих способностей, нужно иметь хорошо сформированный ум.

В детском мышлении трижды происходят революции, которые имеют отношение к созданию воображаемых компаньонов. Первая революция происходит в возрасте около 1,5 лет, когда включается символическая функция психики. Один из результатов этой революции — способность ребенка осознанно создавать себе представление того, чего сейчас нет рядом.

Маленькие дети активно тренируются в освоении этой способности в возрасте между 2 и 4 годами. Появление этой способности приводит к тому, что, находясь в конкретной ситуации, ты уже можешь выбирать: находиться здесь и сейчас или параллельно создать второй фильм о жизни, где будет представлено то, о чем ты думаешь, но чего сейчас нет. В результате включения этой символической функции психики в возрасте 2–3 лет ребенок довольно быстро научается фантазировать с опорой на объект.

Первые предметы, которые дети персонифицируют, — это всевозможные куклы, которым ребенок приписывает психическую жизнь, командует ими, может организовать между ними диалоги, битвы.

Воображаемые компаньоны впервые появляются у маленьких детей после 3 лет. Дети хорошо и много общаются с воображаемыми компаньонами в дошкольном и младшем школьном возрасте, поскольку в это время масса новых ситуаций, где дети чувствуют себя неуютно и часто не знают, что делать.

По данным зарубежных исследований, считается, что от 40 до 60% детей имеют воображаемых компаньонов в дошкольном и младшем школьном возрасте.

Возможно, их должно быть гораздо больше, потому что имеет значение то, как исследователи интервьюировали детей, считает психолог. Для нас важно понять, что воображаемый компаньон — это продукт сложной когнитивной работы, которая в течение того времени, когда воображаемых компаньонов у детей много, еще совершенствуется.

Какими бывают воображаемые друзья

Вот несколько историй, в которых взрослые люди рассказывают о своем детском опыте и о знакомых детях на портале личных воспоминаний PostPostMedia.

Сестра

«У меня была воображаемая сестра. Она выходила со мной играть, когда я оставалась одна. Мы вместе чистили зубы, собирались в школу, даже скучные уроки делали вместе. А вечером вместе играли в ванной. Когда мне было десять, мы переехали, и я ее больше не видела. Я про нее никому не рассказывала. Только своим детям…»

Лиса Валентина

«У меня была воображаемая лиса Валентина, причем она росла вместе со мной и всегда была с меня ростом, когда мы одни, но если мы куда-то шли или кто-то входил в комнату — она становилась размером с мышь и могла юркнуть мне в карман или в капюшон.

Валентина появилась, когда мне было года четыре, и я рассказала про нее маме, и все умилялись, а потом мне довольно холодно лет в шесть сказали, что я уже взрослая девочка и это больше не смешно.

Валентина, естественно, со мной осталась, но было очень больно и непонятно, что в ней плохого. Она честно спасала меня несколько раз, как настоящий друг. Боюсь себе признаться, что до сих пор иногда с ней разговариваю».

Подруга-волшебница

«У меня была воображаемая подруга-волшебница. Встретиться с ней было легко и просто: ставишь указательный палец перед любой норкой в земле, и она появляется (только ее никто, кроме меня, не видит).

Она касалась моего пальца волшебной палочкой и… та-дам! Я превращалась в горошинку, мы уходили в другую реальность, там был другой мир, красочный, сказочный, добрый. Там было весело и беззаботно.

Особенно мне нравилось рассказывать о моих приключениях реальным подружкам. Помню, что они к рассказам относились с большим сомнением. А я все равно рассказывала, какая замечательная у меня подруга-волшебница, — она для меня сделает все, что я захочу. Просто я ее не прошу ни о чем».

Друг Ниточка

«У моего сына был воображаемый друг — Ниточка. Я вышивальщица, ниточки по всему дому в огромных количествах. И вот одна Ниточка у нас обитала, о ней следовало всегда помнить. „Мам, не закрывай двери, Ниточка еще не заползла в квартиру, она медленно ползает по ступенькам.“ „Мам, вот сюда не садись, ты же Ниточку раздавишь!“ Потом выяснилось, что Ниточка ест жареные семечки… В общем, развлекались мы так с полгода, а потом как-то потихоньку сошло на нет».

Надо ли беспокоиться?

Дети любят рассказывать о своих воображаемых компаньонах. Они могут рассказывать о них друзьям или даже родителям, если те готовы их выслушивать, не осуждая и не отмахиваясь.

Часто родители относятся к фантазиям как к психическому отклонению или просто не видят в них смысла, считая, что смысл есть только в том, чтобы заниматься конкретным делом или развивать практические навыки. На самом деле способность фантазировать можно разумно использовать, например, для творчества.

Для ребенка фантазии — зона свободы. Там можно делать то, что нельзя в реальном мире. Воображаемый мир скроен по возможностям самого ребенка, и в нем ребенок может познавать себя, реализуя те свои свойства и способности, которые у него есть, но совершенно не проявляются в реальной жизни. В книге Джанни Родари «Грамматика фантазии. Введение в искусство придумывания историй» как раз рассказывается о том, как родители и воспитатели могут поощрять детскую фантазию и как сочинять истории для детей, которые их увлекут и помогут им развивать воображение.

  

Источники:

Доклад М.В. Осориной «Воображаемые компаньоны в душевной жизни детей и взрослых» на VI Всероссийском фестивале практической психологии «Где дни облачны и кратки…»

Лекция М.В. Осориной «Воображение и фантазирование детей» на сайте «Психологической газеты»

«Муфочка и звездолёт: маленькие истории про воображаемых друзей» на портале PostPost.Media

Поделиться в соцсетях