background picturebackground picture

Творчество начинается дома

Родители

1

Как родителям пробудить у ребенка интерес к искусству и самовыражению

Мы хотим, чтобы наши дети выросли всесторонне развитыми и творческими людьми. Что нам нужно для этого сделать? Что сначала — музей, палитра или книга? В каком возрасте лучше начинать? Рассказывает художник, преподаватель рисунка, живописи и станковой композиции в Колледже музыкально-театрального искусства имени Г.П. Вишневской Алла Сбытова.

2 года: гуашь, пальчики и ладошки

— В каком возрасте можно начинать приобщать ребенка к искусству, к творчеству — и как?

— Это можно делать в форме игры, общения. Начиная с 2 лет родители могут, читая ребенку сказки, рисовать картинки — неважно, как это у них получится. С раннего возраста дети видят, как рассказ и изображение взаимодействуют друг с другом.

Потом, в 3–4 года, можно давать детям гуашь и рассказывать: «Прибежали птенчики, они прыгают», — и тут начинается пальчиковое рисование. «Медведь пошел толстыми широкими ступнями», — тут можно оставлять следы ладошкой. Маленькие детки всё воспринимают через тело. Пока они не могут держать карандаш, они «рисуют» пальчиками и ладошками. Взрослый показывает им разные звуки и движения, а ребенок «рисует» их. Хорошо бы, чтобы сначала дети подвигались и своим телом почувствовали эти звуки и движения.

— Сколько времени может длиться такое занятие?

— Это игра, поэтому — как пойдет.

3–4 года: акварель и «настроение»

Года в 3–4 можно осваивать акварель. Ею очень здорово передавать разные настроения, разные состояния. Можно использовать технику «по-мокрому» (лист акварельной бумаги предварительно смачивают водой, — ред.), можно оставлять отрывистые мазочки, они очень красиво расплываются. Когда хочется передать душевное состояние, то акварель лучше, чем гуашь.

Детям нравится передавать свое состояние. Например, мы рисуем грустный дождик или солнце. Получается заливка-«настроение». 

Это хорошо делать с музыкой. Например, «Детский альбом» Чайковского. «Новая кукла» и «Болезнь куклы» — это разные настроения. Хороши и «Времена года» Чайковского. Если дети попробуют сначала потанцевать, попрыгать, то они поймут, как пойдет у них кисточка — гладко или отрывисто. Например, «Баба Яга» (из «Детского альбома») — порывистый танец, и если они его станцуют, они захотят так же порывисто и динамично положить мазки.

Песня мамы («Мама» из «Детского альбома». — Прим. ред.) — ласковая, нежная, мазки будут теплые и мягкие. Это очень интересная игра — потанцевали, телом почувствовали, а теперь попробуем изобразить.

Потом поверх заливки-«настроения» можно рисовать все что угодно, и фломастерами, и мелками.

Небольшие игрушки в виде животных можно осветить так, чтобы от них падала тень, и обвести ее прямо на заливках. Дети еще не умеют рисовать, а когда они, обведя тень, видят, что получилась лошадка, кошка или собака, то они испытывают большую радость — и настроение передано, и есть узнаваемый силуэт.

— То есть вначале мы идем не от техники, а от внутреннего мира?

— Да. Когда они рисуют, у них меняется мимика. Можно фотографировать лица рисующих детей, и это очень интересно, потому что на них все отображается. Они общаются с тем, что рисуют, для них это игра, радость.

Самое главное для ребенка — чтобы ему не было сложно.

Знакомимся с ритмом

В природе нет ничего одинакового, и в ней все ритмично. Когда дети обводят силуэты листиков или цветов, они видят, что получаются разные размеры и ритмы. От этого можно очень легко перейти к орнаментам.

Например, модерн весь построен на растительном орнаменте.

Работая с силуэтами, дети знакомятся с декоративностью. Сами бы они так не нарисовали, сами-то они пока рисуют знаки: елка — это треугольник, дерево — палочка и веточки.

Синтез

Если дети рисуют под музыку, то она им помогает. Например, рисуем танцующее дерево. Они сначала подвигают ручками, покружатся, а потом рисуют дерево и думают: ага, под эту музыку я вот так склоняю руки, значит, и у дерева веточки будут так же склоняться, или корни в пляс пойдут, как мои ноги. Танцующие деревья и танцующий ребенок — хороший синтез. Я за синтез, потому что жизнь — она цельная. Если дети познают этот мир цельно, то они и развиваются гармонично.

Пробуем разные фактуры

Дети любят пробовать разные фактуры. Например, они любят насыпать соль на мокрую бумагу, чтобы она заблестела. Если раздуть акварельную кляксу, получаются интересные ветки или травы. Можно другой стороной кисточки процарапывать из кляксы веточки — тут много разных техник. Это волшебство, которое творится на глазах.

Маленькие детки прежде всего обращают внимание на детали. Они всегда увидят в большой картине что-то маленькое: росинку, улитку на листике. Мир деталей и фактур их очень интересует. 

Если родители «дружат» с компьютером, они могут на музыку наложить несколько детских картинок, чтобы одна плавно перетекала в другую и ребенок видел, что он создал мультик.

Мы танцуем не под музыку, мы танцуем музыку. Мы рисуем не под музыку, мы рисуем музыку. 

— Что могут сделать родители, чтобы ребенку было интересно?

— Все делать вместе с ним. Сначала мы вместе читаем и рисуем картинки. По этим картинкам можно что-то рассказывать. Дальше мы вместе пробуем гуашь, пальчиками или ладошками делаем отпечатки. Потом акварель, заливки-«настроения». Взрослым тоже очень нравится передавать свое душевное состояние, и увлеченность родителя — «у меня вот так получилось, а у тебя этак, я дунула, получилось дерево» — она, конечно, передается детям, и у вас получается группа. Детям нравится работать в группе. Можно приглашать братьев-сестер и друзей.

Соединяем школьные предметы и искусство

Когда дети взрослеют, хорошо соединять такие занятия с предметами, которые они проходят в школе. Например, в 5 классе у них Древний мир.

Древняя Греция — мы с ребятами слушали Гомера, «Илиаду» и «Одиссею». Это очень красиво и гармонично, и дети очень хорошо воспринимают. Потом они рисовали иллюстрации в стиле древнегреческой вазописи. Древнегреческие вазы есть в Пушкинском музее. Родители могут поехать туда вместе с детьми. Там можно сидеть и рисовать.

Можно попросить педагога по истории, чтобы дети прочитали Гомера, а потом нарисовали картинку, показали ее и рассказали на истории или на литературе.

Снова синтез: школа, музей, музыка, книги, рисунки

Дети проходят, допустим, Древнюю Грецию по истории, по литературе они читают Гомера или мифы и вместе с родителями идут в музей. Получается всестороннее погружение в тему.

Дети среднего школьного возраста проходят русское и европейское Средневековье. Это бескрайняя тема: рыцарство, монашеские ордена, Алиенора Аквитанская и связанный с ней культ Прекрасной Дамы, средневековые сказки. Когда дети это рисуют и рассказывают об этом, они снова погружаются в тему.

Можно прочитать кучу книг: «Имя Розы» Умберто Эко два мальчика у нас прочитали в 5 классе и нарисовали, как спасают библиотеку!

Когда проходят рыцарские турниры — тут «Айвенго», Робин Гуд, «Принц и нищий», Жанна д’Арк. Очень хорошо, когда дети слушают аудиокнигу и рисуют.

Мы это изучаем в школе, потом дома слушаем и рисуем, идем в музей, смотрим на рыцарские доспехи, получаем полное погружение в тему. Приглашаем друзей, устраиваем рыцарский турнир. 

— То есть тело по-прежнему задействовано — и в среднем школьном возрасте тоже?

— Тело у художников всегда задействовано. Как проверить, «летают» у нас предметы или стоят на плоскости? Смотрим на нарисованный кубик или кувшин. Что хочется сделать? Присесть. Смотрим на нарисованный стол. Что хочется сделать? Подпрыгнуть. Смотрим на кувшин: хочется просто стоять. Что это значит? Если тело хочет двигаться, значит, все предметы имеют разные линии горизонта, мы смотрим на них с разных точек, и они у нас «летают». Если мы стоим на месте, нам не хочется двигаться, а хочется созерцать, то все у нас с перспективой хорошо, у нас одна линия горизонта, две точки схода перспективы. То есть мы всё проверяем телом, оно никогда не обманет.

Двигаемся!

— Я говорю детям: ваша работа должна читаться с большого расстояния. Бывает так, что подойдешь к работе — все видно, а отойдешь — силуэтов не видно, все дробно. Мы делаем так: краски у нас в одном конце комнаты, а мольберт с натурой — в другом. Чтобы взять краску на кисть, они должны бегать. Взять мазок, положить, потом опять назад. Получается очень звонкий цвет, потому что он должен читаться издали, и цельное восприятие работы. И дети не сидят сгорбленные, а бегают.

Идем в музей вместе с детьми

— Поговорим о том, как привести ребенка в музей и получить от этого удовольствие. Непростая вещь, согласитесь.

— Просто так идти в музей нет смысла. Если мы вспомним свое детство, то для большинства поход в музей — это когда усталость и сонливость. У ребенка нет мотивации. У нас другой подход. Мы идем в музей, когда хотим погрузиться в тему. Например, нам надо изучить тему «Славянские праздники». Тут мы изучаем декоративно-прикладную роспись (см. Всероссийский музей декоративного искусства. — Прим. ред.). Это, например, Хохлома и Палехфедоскинская миниатюра и городецкая роспись, и под эти росписи очень здорово «идут» Масленица и другие праздники.

А когда мы изучаем христианские праздники, хорошо пойти в Третьяковку, обратить внимание на иконы XV–XVI веков, на Андрея Рублева — у него очень красивая живопись. В 5 классе дети уже могут оценить эту красоту и попробовать потом христианский русский праздник написать в стиле иконы.

Если детям надо рисовать рыцарство, они идут в Пушкинский музей на западноевропейское искусство. Когда мы рисуем эпоху Просвещения, мы идем смотреть гравюры, книжную графику. 

Мы изучаем не материал — мы изучаем эпоху, там есть всё: литература, история, театр, музыка, стиль, мода. Лучше изучать подлинники, детям это нужно, чтобы погрузиться в эпоху.

В юности меня попросили сделать копию Модильяни, а я постмодерн тогда не очень понимала. Когда я начала, мне показалось, что красивее этой женщины в шляпе быть не может. То есть влюбление происходит в процессе. Если дети вжились в тему, полюбили ее, то они полюбят, например, икону. Полюбят авангард, если им надо изучить Маяковского и передать его стихи в своей работе. Погружение в тему происходит через любовь, оно без любви невозможно.

Участвуем в занятиях ребенка

— Одна проблема: у родителя, если, конечно, он не отвел ребенка за ручку в хорошую художественную школу, это должно занимать очень много времени.

— Они вместе проживают жизнь. Если родители сами люди увлеченные — папа, например, увлечен рыцарством, мама чем-то другим — то увлечения родителей передаются детям. Дальше дети будут продвигаться сами, без помощи родителей. Но сначала — обязательно с родителями.

«Молодец» — этого мало

Ближе к 6–7 классу детям хочется самостоятельности, но им всегда нужна поддержка. Они же все равно побегут к родителям — рассказывать и показывать. Если родитель совершенно не в теме, если он скажет: «Ну молодец, хорошо», то в следующий раз ребенок к нему не побежит. Он почувствует фальшь. Просто сказать «хорошо» можно только в самом начальном возрасте.

Если родители увидели, что ребенок какой-то темой занимается самостоятельно, то им надо его догонять, чтобы быть интересными детям, чтобы дети с ними делились. 

Если не вмешиваться в занятия ребенка, то ребенок чувствует, что родитель в этом не заинтересован, и у него тоже пропадает интерес.

Поэтому сначала мы вместе погружаемся в тему, а потом дети нас опережают, и мы их догоняем. «Возьми меня с собой, научи меня!» Это очень хорошо для взаимоотношений. Вещи, которые ты делаешь вместе с родителями, запоминаются на всю жизнь. Я вспоминаю, как в 5 классе я хотела рисовать восходы. Папа вставал со мной в 3–4 часа утра, и мы шли рисовать, хотя, конечно, ему ужасно хотелось спать.

Плохое забывается, а совместное творчество остается навсегда.

— Подводя итог: ввести ребенка в мир искусства и творчества должны родители?

— Самый близкий человек — бабушка, родители, старшая сестра, кто-то, кому ребенок верит и с кем проводит время. Это интересно, они начинают проживать новую жизнь, они лучше дружат и лучше понимают друг друга.

Текст: Анастасия Нарышкина

Фото: Коллекция/iStock

Поделиться в соцсетях