background picturebackground picture

Синдром родительского отчуждения: когда ребенка берут в заложники

Родители

204

Даже после конфликтного развода дети имеют право продолжать общение и с мамой, и с папой

Ребенок часто воспринимает развод родителей как крушение привычного безопасного мира. В этой кризисной ситуации психологи советуют отцу и матери: как бы вам самим ни было тяжело, уделите больше внимания ребенку. Говорите с ним, поддерживайте, не оставляйте один на один с новыми сильными чувствами и пугающими мыслями. И главное, никогда не заставляйте детей выбирать, кто из родителей хорош, а кто — плох.

Ребенок не отказывается от одного из родителей по своей воле

«Мама (папа) меня не любит, я ей (ему) не нужен, она (он) плохая (плохой)», — если ребенок произносит такие или похожие слова об одном из своих родителей, с которым он до развода хорошо общался, возможно, это проявление синдрома родительского отчуждения.

Понятие «синдром родительского отчуждения» в 1985 году ввел в обиход детский психиатр Ричард Алан Гарднер. Это общее описание состояния некоторых детей, оказавшихся в центре конфликта между родителями и вынужденных выбирать, к кому из них примкнуть. Точнее, выбор за них делает тот родитель, с которым ребенок остается.

У Гарднера техника «отчуждения» описана как «программирование сознания» детей, создание у них негативного образа и мнения о другом родителе.

Причем родитель, которого «отчуждают» от сына или дочери, подобного совершенно не заслуживает — до распада семьи у него были теплые отношения с ребенком. После развода он так или иначе устранен из жизни ребенка, его возможности принимать в ней участие сильно ограничены или исчезают вовсе. 

Гарднер, будучи психиатром, расценивал проявления синдрома отчужденного родителя со стороны ребенка как психическое расстройство. В дальнейшем многие исследователи также заявляли: детям природно присуща любовь к родителям, и они никогда самостоятельно, без индуцирования (влияния извне) не станут отторгать мать или отца.

Социальный психолог Эдвард Крук, работающий с детьми, пострадавшими от семейного насилия, объяснял, что даже в ситуации физического и эмоционального насилия ребенок в большинстве случаев не будет самостоятельно отстраняться от родителя-насильника и будет защищать того всеми доступными способами.

Ребенок вынужден занять сторону «брошенного» родителя

В период развода родителей дети испытывают большое эмоциональное напряжение. На его фоне могут появиться вполне естественные гнев, злость по отношению ко взрослым, особенно к тому родителю, который ушел из семьи. Но само по себе это не приведет к синдрому родительского отчуждения. Если у ребенка будет поддержка, если ему объяснят, что мама и папа любят его по-прежнему, негативные последствия можно сгладить.

«Ситуации развода разворачиваются по-разному, — объясняет детский аналитический психолог Анна Бородкина. — Бывает, что родители пытаются сохранить дружеские отношения. Но часто между близкими людьми начинается настоящая война. И заложником в такой „взрослой“ войне может стать ребенок».

При конфликтном разводе ребенок вынужден вступить в коалицию с одним из родителей, чаще всего с тем, с кем ему предстоит остаться. Так ребенок попадает в лагерь «хорошего» родителя, задача которого — противостоять «плохому», то есть тому родителю, который ушел из семьи. 

«Такое вынужденное разделение родителей на „хорошего“ и „плохого“ как раз может стать триггером для развития синдрома отчуждения родителя, — говорит Анна Бородкина. — Очень часто, оставшись в лагере „пострадавших“, ребенок попадает в поле сильных эмоциональных переживаний взрослого. Положение безвыходное: он постоянно слышит неодобрительные отзывы об ушедшем родителе, от него требуют отказаться от второго родителя, разлюбить папу или маму. Ребенку, который втянут во взрослые игры, очень трудно понять, где правда».

Для формирования целостной личности, обретения собственной идентичности ребенку предстоит выстраивать внутренние опоры. Ему необходимы отношения с обоими родителями, чтобы эти опоры появились и укрепились. Если родителя обвиняют и обесценивают, если слова и решения матери или отца постоянно ставят под вопрос, ребенок чувствует смятение, его опоры и ориентиры, ранее выстроенные психикой, рушатся.

«Конфликт лояльности при разводе родителей может оказаться настолько невыносимым для детской психики, что ребенку ничего не останется, кроме как найти выход самому, без помощи взрослых. Возникает „расщепление“ внутренних образов обоих родителей: бессознательно ребенок превратит ушедшего родителя в виноватого и плохого, в то время как другому родителю будет отведена роль невинной жертвы и пострадавшего. Другими словами, ребенок неосознанно, вынужденно сделает выбор в пользу одного из родителей, тем самым давая себе возможность безопасно существовать рядом с другим», — объясняет Анна Бородкина.

Супружеское расставание трудно пережить — оно бьет по самооценке, по чувству стабильности. Часто ребенок становится «контейнером», куда взрослый может «сливать» свои переживания.

Он слышит, что второй родитель плохой, сделал больно, не оправдал надежд. В этом случае ребенок начинает чувствовать ответственность за «брошенного» родителя, за его состояние — и ребенку это даже может быть лестно. Такая ответственность заставляет поддерживать негативное отношение к «отчуждаемому» родителю.

«Когда ребенок становится „контейнером“, вместилищем сильных переживаний взрослых, у него не остается внутренней энергии на обработку собственных чувств, — отмечает психолог. — Ребенок ощущает, что часть его чувств не имеет права на существование, и для него это означает, что что-то не в порядке с ним самим. У него нарушается чувство собственной целостности, полноценности».

Почему отчуждение от родителя вредит ребенку

Специалисты по проблеме родительского отчуждения сходятся во мнении, что это — одна из форм эмоционального насилия над ребенком, у которого может быть несколько степеней: легкая, средняя и тяжелая.

Легкая: ситуация, когда родитель, выступающий инициатором отчуждения, непроизвольно выражает негативное отношение к отвергаемому родителю.

Средняя: более активные действия родителя, который теряет контроль над чувствами, запрещает ребенку видеться с отчуждаемым родителем, требует подтверждения любви к себе через демонстрацию ненависти к другому.

Тяжелая: фанатичное стремление развести ребенка и отчуждаемого родителя, разрушить между ними всякую, даже минимальную эмоциональную связь (в ход идет захват ребенка силой, в том числе перемена места жительства, его имени, откровенные небылицы о другом родителе, рассказанные ребенку).

Эдвард Крук выделяет несколько негативных следствий средней и тяжелой степени синдрома родительского отчуждения:

  1. низкая самооценка, депрессия и ненависть к себе;
  2. нарушение эмоционального развития: отстраненность, изоляция, социальная тревога;
  3. несамостоятельность, отсутствие автономии, зависимость от родителя;
  4. снижение успеваемости в школе; 
  5. зависимое поведение в будущем, большая вероятность развития психических расстройств.

Ребенок имеет право общаться с обоими родителями

При разводе родителям важно учитывать интересы ребенка, не подменяя их своими. Взрослые расстаются, но ребенок имеет право общаться и с мамой, и с папой.

«В ситуации развода на родителей ложится двойная нагрузка, им приходится проживать тяжелый эмоциональный опыт расставания одновременно из роли партнера и из роли отца/матери, — говорит Анна Бородкина. — Взрослому важно попытаться увидеть происходящее глазами и партнера, и родителя, стараясь по возможности не смешивать разные чувства в один „эмоциональный коктейль“. Как партнеры двое могут проживать самые разные чувства к друг другу, и нужно быть готовыми к тому, что эти чувства будут заряжены отрицательно. Но в позиции родителя важно помнить, что для детей мы навсегда остаемся мамой и папой, а значит, каждый из нас нужен ребенку, каждого из нас ребенок любит в равной степени».

Негативные высказывания в адрес ушедшего из семьи родителя, любые попытки очернить его недопустимы. Мать или отец могут произносить такие фразы под действием эмоций, переживая горе от расставания. Но неосознанное нанесение вреда ребенку не отменяет самого вреда. 

«После травматичного расставания ушедшие родители могут быть не готовы к открытому контакту с детьми, — отмечает психолог. — Они теряют чувство уверенности, боятся начинать разговор, им может казаться, что любовь ребенка потеряна безвозвратно. Есть риск, что отношения ребенка с отчужденным родителем закончатся именно в этой точке».

Отчужденному родителю, который чувствует себя изолированным от ребенка или несправедливо обиженным его холодным отношением, стоит обратиться к психологу. Это даст возможность разобраться в собственных родительских чувствах, освободиться от страха перед активными действиями, откроет новые пути взаимодействия с отчуждающим родителем.

Фото: Коллекция/iStock 

Поделиться в соцсетях