background picturebackground picture

Самоповреждение — это попытка заглушить внутреннюю боль

Подростки

1982

Если подростки регулярно наносят себе раны, это не всегда симптом болезни, но всегда — крик о помощи

Порезы, ожоги, пирсинг, тату, экстремальные эксперименты с собственным весом — эти и многие другие варианты самоповреждающего поведения время от времени случаются у многих подростков. Что делать родителям, которые заметили, что ребенок наносит себе увечья? Как расшифровать этот сигнал и чем помочь подростку? Рассказывает доцент МГМУ им. И.М. Сеченова, практикующий детский и подростковый психолог Антон Сорин.

Пожалуй, самое страшное, что приходит в голову родителю, который осознал, что ребенок режет себя или колет: а вдруг это попытка суицида? Такую вероятность нельзя исключать, но в основном случаи самоповреждения имеют другую цель, объясняет Антон Сорин: «Это попытка облегчить свое эмоциональное, психологическое состояние». Не стоит думать, что желание причинить себе боль — это всегда симптом психического заболевания; но это не значит, что такое поведение неопасно и на него можно не обращать внимания.

Как реагировать родителям

Что делать родителям? Нужно остановиться и подумать, советует психолог. «Это не всегда легко — я это хорошо понимаю как психолог, как родитель и как трудный подросток в прошлом. Но именно остановиться и подумать — то, что нужно сделать в первую очередь».

Психолог говорит о самоповреждающем поведении (его еще называют «селфхарм», от английского self-harm — «сам» и «вред») как о распространенном явлении, которое встречается чаще, чем мы предполагаем: «Спектр того, что можно назвать самоповреждением, причинением себе вреда, очень широк.

Есть подростки, которые наносят себе порезы, уколы, ожоги, — то есть речь идет о самоповреждении в буквальном смысле. Но есть и те, кто ходят 6 раз в неделю в тренажерный зал, изнуряют себя многочасовыми тренировками. Они тоже демонстрируют самоповреждающее поведение, хотя и в более приемлемой форме.

Есть подростки, которые отлично учатся, но делают это круглые сутки, что неполезно для организма. Все эти три группы подростков провоцируют у себя одинаковые ощущения, пытаются бороться с одним и тем же врагом».

«Первоочередная задача взрослых — понять, что стоит за самоповреждением, что подросток хочет нам сказать этим поведением, — говорит психолог. — Если психика подростка не может справиться с ситуацией иными способами и реагирует на нее самоповреждением, значит, сама ситуация стала для подростка невыносимой».

В чем смысл самоповреждающего поведения

Избавиться от пустоты и скуки

Многие подростки сегодня жалуются на ощущение пустоты, которое они описывают словом «скучно». «Скука» для них — это не когда вдруг понимаешь, что заняться нечем. «Понятно, что занятий в современном мире можно найти кучу, особенно в мегаполисе, спектр возможностей колоссальный. Но „скучно“ — это не про занятия, а про отношения», — говорит психолог.

Мы начинаем заниматься чем-то потому, что это занятие связано для нас с какими-то значимыми людьми. Например, у родителей есть увлечение, хобби, которым они увлекают и детей. Занимаясь чем-то интересным вместе, дети и родители чувствуют, что связаны друг с другом, с реальностью, что пустота заполнена, им не скучно. При этом взрослые могут сколько угодно предлагать ребенку, чтобы развеять его скуку: «Ну почитай, ну погуляй, ну сходи в кино», — это не будет иметь никакого положительного результата.

Преодолеть социальную изоляцию

Сегодня мы живем в культуре, где социальная популярность стала сверхценностью. Например, самооценка напрямую зависит от количества подписчиков и лайков в соцсетях. Мы ориентированы на внешнее одобрение, на увеличение числа виртуальных контактов. Очень часто это выражается в фантазиях подростков, которые говорят: «Я вырасту и буду блогером. Зачем мне образование? Я буду собирать миллионы лайков — и миллионы денег, монетизировать свою способность привлекать внимание».

Но если что-то идет не так, если подросток не становится популярным или теряет поклонников, если ему не удается быть успешным в тех отношениях, которые для него значимы, или не чувствует себя в них комфортно, то у него происходит жесткий провал самооценки. Возникает ощущение выпадения из социальной коммуникации. Очень часто это оборачивается самоповреждениями.

«Самоповреждение может выполнять разные символические функции, от наказания себя до привлечения внимания: нет ничего более зажигательного, чем нанести себе повреждение, а затем поделиться этим с аудиторией», — объясняет психолог.

В этом случае он советует родителям подумать: как устроены отношения ребенка с социумом? Есть ли у него близкие друзья, с которыми он общается и делится чем-то? Есть ли люди, рядом с которыми он чувствует себя комфортно, которые не подвергают его критике, насмешкам, не преследуют его? Ответы на эти вопросы помогут понять, находится ли ребенок в социальной изоляции, нет ли у него стремления эту изоляцию компенсировать.

Контролировать свое «неудобное» тело

Самоповреждения тесно связаны и с ощущением тела: для подростка оно становится источником неудобств, острых негативных переживаний. При этом взрослым переживания подростка могу казаться надуманными и недостойными внимания.

Например, девочка начинает чувствовать активное внимание к себе со стороны противоположного пола, но ей это неприятно, она еще не привыкла к своей новой оболочке. Поскольку она не хочет быть девушкой, которая привлекает внимание, ей остаются попытки трансформировать тело.

Вывести вовне невыносимые внутренние переживания

Все подростки склонны к перепадам настроения: кто-то в большей степени, кто-то в меньшей. Порой перепады эти являются для них полной неожиданностью. Вроде бы все было нормально, но вдруг что-то внезапно произошло, — и с этим невозможно справиться. Психика же устроена так, чтобы справляться в любом случае. И она находит способ — выводит непонятные и невыносимые переживания вовне.

«Символическая нагрузка у самоповреждений в этом случае будет разная, — поясняет психолог. —  Некоторые физическими страданиями хотят компенсировать внутренние переживания. Для других нанести себе вред — единственный способ, который даст возможность позаботиться о своих ранах: большее значение в этом случае приобретает заботливая обработка ран, которые напрямую связаны с повреждениями души, психики», 

Подросток имеет право на любые чувства

Родителям важно начать разговор и не критиковать

Родителям важно установить с ребенком контакт, чтобы облегчить то тяжелое состояние, в котором тот находится. «Единственный способ это сделать — разговор; у ребенка должна появиться возможность говорить о том, что с ним происходит». При этом дети не очень любят говорить о своих трудностях, потому что родители иногда реагируют с раздражением или агрессией: «Да сколько ж можно?!», «В кого ты такой уродился?», «Чем ты вообще недоволен?»

Язвительные замечания, нападки и тем более оскорбления — верный способ вызвать у ребенка чувство вины и собственной несостоятельности, после чего он замолчит и не захочет больше ничем делиться с родителями.

«Когда подростку тяжело и он пытается рассказывать об этом, важно поддерживать его, — уверен Антон Сорин. — Объяснять, что его чувства законны, что ненормальных, неправильных чувств нет». Подросток имеет право быть влюбленным, страдающим, грустным. И родители могут говорить об этом, тем самым давая ему всю ту поддержку, на которую они способны.

Ребенку трудно распознать и назвать душевную боль

Многие подростки в силу психологических особенностей возраста испытывают интенсивные душевные страдания. Но по разным причинам у многих из них нет способов эту боль идентифицировать, осмыслить, назвать — и, как следствие, уменьшить.

«Мы, взрослые, не говорим с детьми о страданиях. Мы не говорим с ними о том, что они имеют право испытывать душевную боль, например, от необходимости каждый день рано вставать, чтобы идти в школу, из-за стресса, связанного с ЕГЭ, или когда у них не складываются личные отношения. Ребенок может испытывать много, очень много боли. И без взрослых — родителей и психологов — они часто не могут ее распознать, не могут с ней справиться», — говорит Антон Сорин.

С чем можно сравнить это неумение распознать свои чувства? К примеру, у человека нет органа восприятия, чтобы почувствовать радиацию, которая представляет для него опасность. Для этого нужен специальный прибор — счетчик Гейгера.

Взрослые общими усилиями могут найти выход

Что делать с обычными порезами, ожогами, травмами, знают все. Что делать с душевной болью, порой не знают и сами взрослые. Но если вдруг «счетчик Гейгера» вашего ребенка буквально зашкаливает, то есть подросток, пытаясь привлечь ваше внимание, демонстрирует самоповреждающее поведение, не думайте, что это может пройти само собой.

Не обвиняйте ребенка и не нападайте на него, когда вам самим страшно. Если вы чувствуете, что как родитель не сможете самостоятельно помочь своему ребенку, не стесняйтесь обращаться за помощью к специалистам-психологам, чтобы найти выход.

«Любое состояние, в котором оказывается ребенок, ценно, — считает Антон Сорин. — Оно дает ему опыт взаимодействия — с собой, с другими людьми, с миром. Важно только помочь подростку адекватно воспринимать этот опыт, лучше понимать себя и то, что с ним происходит».

Фото: Коллекция/iStock

Поделиться в соцсетях