background picturebackground picture

Быть на стороне своего ребенка. Семь тезисов про практическую любовь

Родители

2

Педагог Дима Зицер рассказывает про ловушки родительского страха, выбор приоритетов и манипуляцию чувствами

Зачем сегодня нужна семья? Для счастья? Это слишком пафосно. Почему мы оказались вместе? И чего мы желаем нашим детям? Об этом педагог и директор школы «Апельсин» Дима Зицер ведет многолетний диалог с родителями в книгах, видеороликах и в живом общении. Семь фрагментов одного выступления.

1. Для чего нужна семья?

Для чего нам нужна семья? Для поддержки? Но поддержку можно получить и без нее. Чтобы любить и быть любимыми? Я согласен про любовь, но давайте подумаем конкретнее. Для продолжения рода? — Нет, для этого нужно совершенно другое! Чтобы ребенок чувствовал защищенность? К сожалению, это не так. Для опыта и саморазвития, для безопасности? Интересные версии, которую требуют обсуждения. Вы говорите, что семья нужна для общения. Для выживания. Это социальная ячейка, которая нужна, чтобы объединять имущество. Я согласен, но этого маловато.

Семья, как мне кажется, нужна, потому что с этими людьми я могу делать то, что не могу делать без них. С этими людьми, в этой модели я могу больше и иначе.

Вы мне скажете: «Подожди! Но мы же почти все умеем делать без них!» Тогда, может быть, это хорошая причина не быть семьей. 

Семья открыта во все стороны. В тот момент, когда мы говорим, что семья — это ячейка, мы отчасти сами себя сажаем в темницу. На самом деле дверь семьи открыта. И хороший ответ на вопрос «Почему я с этими людьми?» — «Потому что здесь я становлюсь лучше. Потому что здесь я могу провести время как нигде больше. Потому что я хочу, чтобы этот человек был рядом». И тогда вся история закручивается иначе. Потому что в этот момент, если мы говорим именно таким образом, то семья — это про любовь.

2. Любить — это значит делать любимым людям хорошо

Но ведь любовь — штука практическая! А любить — это как? Отдавать? Действовать? Любить по-настоящему — что это значит?

Вот смотрите. Приходит человек из школы.

— Мам, я мороженое съем?

— Сначала обед.

— Мам, я пойду погуляю?

— Подожди, сначала уроки.

— Мам, вот у меня видосик, мне прислали.

— Какой видосик, ты же сначала должен позаниматься музыкой.

И так далее, и так далее… Это любовь или нет? Мне говорят, что это называется «забота и воспитание». А любовь в какой момент начинается?

Вы говорите, что надо отдавать. А что-то детям довольно часто ничего не достается. Ведь любить — это значит делать человеку хорошо, удобно, комфортно, приятно, интересно. А мы обычно делаем наоборот. И вся история со взрослыми манипуляциями действительно обычно прикрывается любовью.

При этом я ни в коем случае не бросаю камень в родителей. Мы оказываемся в сумасшедшем конфликте. У нас с одной стороны — школа, с другой стороны — бабушка, и еще психолог говорит одно, в книге советуют другое, а в журнале вышла статья… Как нам быть-то? Очень хорошо взять ручку и бумагу и понять, что такое любовь. И тогда начнут появляться самые разные новости.

3. Расстановка приоритетов

Вот ваш ребенок приходит из школы и говорит: «Мама, я больше не могу!» Что вы ему отвечаете? «Учи географию!» или «Потерпи, сынок, одиннадцать лет!» Это довольно странный ответ.

Мне в Москве в одной аудитории мама говорит:

— Ну что нам делать, если эта школа такая ужасная!

— А что, нет в Москве хорошей школы, которая тебе нравится?

— Есть, конечно, но она в Чертаново!

— Ну так переедь в Чертаново.

—Ты что, с ума сошел?

Либо это для вас первый приоритет, либо перестаньте лгать, родители. Значит, это не приоритет. Первый приоритет, возможно, — где мы живем. Второй — как мы живем. Третий, возможно, — чтобы нас не трогали. А где и как проводит время наш ребенок, не так важно.

4. Родители и дети — заказчики образования

В России один из лучших законов об образовании в мире. Кто из вас пользовался этим законом? Это такая простая история — сказать «Нет!» «Нет, вы не будете кричать на моего ребенка и повышать на него голос. Нет, я запрещаю его унижать».

По закону об образовании заказчиками образования являются родители вместе с детьми. Вопрос в том, когда заказчики в последний раз заказ сформулировали. Ну вот такой, например: «Почему дети должны сидеть вот в такой формальной позе, когда совершенно очевидно, что это антиобразовательно?» Почему это так? Хотя бы вопрос задайте!

Почему предметы, которые наши дети изучают, устроены так? Можно же узнать хотя бы, без скандала. Позиция «До царя далеко, до Бога высоко» — это позиция абсолютно античеловечная. Потому что если мы задаем вопросы, то происходит удивительная история. Например, мы де факто, а не на словах, переходим на их сторону. Мне кажется, это круто, потому что довольно часто наши дети оказываются в ситуации стопроцентной безысходности. В закрытой ситуации, когда нельзя задавать вопросы: «С нами тот, кто все за нас решит».

Иначе получается любовь, с которой мы начали, получается совершенно извращенная. Потому что в этот момент у нас не любовь, а что? Сговор! Сговор одной сильной группы населения против другой слабой группы населения. И называется это на простом языке «дискриминация».

5. Ловушки родительского страха

Сейчас задают много вопросов про планшеты и всякие другие гаджеты. Современные родители — дети тех, кто говорил: «Если ты будешь смотреть телевизор больше двух часов в день, ты отупеешь!» Это все ерунда.

Почему так поступали те, кто так говорил? Потому что они родители, а родители несут родительский страх. А когда мы боимся, мы хотим, чтобы все стало понятно. 

В этой аудитории нет ни одного человека, который знает, что такое детство с гаджетами. А сколько в этой аудитории экспертов, которые говорят: «Не больше 15 минут в день!» Если говорить об исследованиях, то я должен огорчить аудиторию, скорее, наоборот. Правда, прошло слишком мало времени, еще не набралось «мяса» на эти исследования. А вот про видеоигры уже есть однозначные результаты, что нейронные связи, про которые все сейчас говорят, на самом деле намного лучше работают у человека, который играет в видеоигры.

https://www.youtube.com/embed/zQfiChcacoo

И в тот момент, когда мы говорим: «Перестань играть за компьютером», мы должны ответить на вопрос: «А чем мне, мама, заняться?»

— Ну, чем-то полезным.

— Ну чем?

— Ну, уроки сделай.

Этим проектом мы пытаемся его заинтересовать вместо того, что он любит? Это любовь?

Подобным образом мы можем поговорить о еде или о свободном времени. И удивительным образом выяснится, что все ловушки мы строим самим.

6. Когнитивный диссонанс

Вы, наверное, знаете, что лет до семи дети в принципе верят во все, что взрослые делают. Во все! И у взрослых появляется огромный соблазн сказать: «Если ты не будешь кушать кашку, ты будешь слабым мальчиком!» Все, это конец, и конец самый-самый настоящий. Потому что до шести-семи лет мама всегда права . И в этот момент у ребенка возникает когнитивный диссонанс: «Я понимаю, что я кашу не хочу. Но я понимаю, что мама права».

— Хотите, чтобы у ваших детей было все хорошо с личным вкусом, и они понимали, что они любят?

— Да, конечно, хотим, как ты можешь задавать такие вопросы?

— Так вот же, он вырабатывает вкус в этот момент, когда отказывается есть кашу.

— Нет-нет-нет, кроме каши.

— Хотите, чтобы дети не путали состояние сытости с состоянием голода?

— Хотим! (Но надо доесть!)

— Хотите, чтобы у детей все было хорошо с терморегуляцией?

— Хотим! (Но только шапку надень!)

Даже зная, что за углом шапка будет снята, зная, что в этот момент мы организовываем чудесную игру «А ну-ка обмани маму», которая вытесняет простую историю «Мне жарко или мне холодно?», мы все равно требуем надеть шапку…

7. Я не говорю: «Расслабься!»

Наоборот, я в определенном смысле говорю: «Напрягись!» Потому что мне кажется, что расслабленное состояние — это говорить: «Учи географию!» Мне представляется, что расслабленность родительская — это терпеть, когда твоему ребенку плохо. И рассказывать ему, что так заведено от века и нет никакого выхода… Это все неправда, это ложь от первого до последнего слова.

У нас есть возможность реально перейти на их сторону: не повторять эти клише, а услышать ребенка, увидеть ребенка, почувствовать ребенка. Это и есть практика. Абсолютно простая практика, которую можно начать прямо сейчас.

     

Источник:
Выступление Димы Зицера на конференции Psychologies Day  25 октября 2019 года

Фото: Коллекция/iStock

Поделиться в соцсетях