background picturebackground picture

Прогулки по кругу и контакт с мягким «ковром»: в чем особому ребенку поможет собака

Особые дети

20

Канистерапия постепенно и последовательно улучшает состояние детей с разными видами нарушений

Терапевтический эффект от общения с собаками был известен еще в древности. Но канистерапия как метод реабилитации сравнительно молода. О ней заговорили во второй половине XX века, после того как американский детский психиатр Борис Левинсон заметил: пациенты охотнее идут на контакт, если в кабинете находится его золотистый ретривер по кличке Джингл. Доктора Левинсона, который описал свои наблюдения, сейчас считают родоначальником канистерапии.

В помощь особым детям

Канистерапия (от лат. canis — «пес») — метод медико-социальной реабилитации с использованием специально отобранных и обученных собак. В мире канистерапия применяется в работе с людьми разных возрастов и с разными проблемами, например, с теми, кто перенес тяжелый стресс или болезнь, кто находится в трудной жизненной ситуации. В нашей стране канистерапия в первую очередь ориентирована на помощь детям, подросткам и молодым людям с нарушениями в развитии.

«Мы начали работать сразу и с детьми от 2 лет, и с молодыми взрослыми до 27 лет — таков был разброс в возрасте. И диагнозы были разные: детский церебральный паралич, расстройства аутистического спектра, синдром Дауна. Хотя за рубежом собаки, работающие с ребенком, у которого ДЦП, не будут взаимодействовать с ребенком, у которого другой диагноз: там у каждой собаки своя специализация», — объясняет Татьяна Любимова, руководитель группы канистерапии «Солнечный пес», которая действует в АНО «Учебно-кинологический центр «Собаки-помощники инвалидов».

Канистерапия: не просто «погладить песика»

Сейчас канистерапией часто называют любое взаимодействие ребенка с более или менее воспитанной собакой. Но Татьяна Любимова, дефектолог и канистерапевт с 15-летним опытом, сужает поле взаимодействий, чтобы обозначить тот способ, который действительно может помочь детям с особенностями. Он основывается на тщательной подготовке собаки и специалиста к работе с особым ребенком.

Подготовка собаки к взаимодействию с ребенком

Самая подходящая порода, которая способна работать с детьми, — золотистый ретривер, — уверена Татьяна Любимова. Эту собаку вывели в XIX веке для сопровождения человека на охоте, а в XX веке поняли, что она может быть замечательным терапевтом.

Ретриверы чутки и внимательны к малейшим желаниям хозяина, у них мягкий характер и постоянное доброжелательное отношение к окружающим. 

Но только замечательных природных качеств для канистерапии недостаточно — важна и специальная подготовка, которая позволяет собаке считывать ситуацию и правильно в ней действовать. Важны также абсолютное послушание и одновременно творческий подход к заданиям. 

«Наши собаки подготовлены специалистами центра „Собаки-помощники инвалидов“, которые готовят собак-поводырей для незрячих. Уровень профессионализма у этих людей очень высок. Соответственно, строгий отбор проходят и собаки для канистерапии. Специалисты осознают меру своей ответственности, когда допускают пса к занятиям с детьми с нарушениями, в том числе и с тяжелыми».

Какие требования предъявляются к собаке-терапевту? Важно, чтобы собака никогда не лаяла на занятиях, оставалась добродушной и спокойной, что бы ни произошло. «Бывает, что дети кричат, дерутся, кусаются, пинаются во время занятия, — поясняет канистерапевт. — Мы быстро прекращаем негативные воздействия на животное, но подготовленная собака никак на это не отреагирует».

Квалификация специалиста, который будет работать с ребенком

У такого специалиста должны быть профильное образование и подготовка. Иными словами, он должен и без собаки уметь работать с ребенком, у которого есть нарушения.

«Если проводник понимает, что делает, то у занятия, которое он ведет, будет определенная структура. Каждое предложенное упражнение отвечает определенным целям и задачам, о которых специалист может тут же рассказать родителям. Несмотря на кажущуюся простоту занятий, это четкий механизм, где каждый элемент связан с другим».

Как работает канистерапия

Татьяна Любимова разработала собственную методику работы с особыми детьми, основанную на взаимодействии ребенка и собаки: «Мы стараемся брать от всех работающих методов реабилитации и абилитации детей с особенностями все самое лучшее, творчески перерабатывать разные подходы, приспосабливать их для взаимодействия детей и животных».

Занятия в группе похожи на игру. Ребенок и собака в сопровождении проводника выполняют вместе разные задания: в одном темпе ходят по кругу под ритмичную песенку, выполняют вместе танцевальные па, бок о бок лежат на ковре. Занятие длится от 15 минут до получаса (иногда дольше, все зависит от состояния ребенка) — и стороннему наблюдателю иногда может казаться, что ничего особенного так и не произошло. Но это обманчивое впечатление.

В некоторых упражнениях используются народные потешки, песенки. Они позволяют задать ребенку правильный темпоритм. Дети очень быстро усваивают мелодию и слова этих песенок: даже те, кто не говорит, пытаются повторять, тянут похожие звуки. «Таким образом занятие приближает ребенка к речи, причем не к механической, а интонационной, ситуационной», — объясняет канистерапевт.

Самое любимое упражнение почти всех детей — «ковер» из собак. Вокруг лежащего ребенка специальным образом размещают несколько псов, которые спокойно и ровно дышат.

Для детей с аутизмом, у многих из которых есть проблемы сенсорной дезинтеграции, это может стать способом ощутить границы своего тела. Им помогает тепло, исходящее от собак, мягкое и приятное давление, сердечный ритм, прикосновение шерсти к коже. «Ковер» расслабляет тех, чье тело напряжено, а тех, кто испытывает страх, учит доверять миру.

«Мы отбираем для работы с детьми более светлых по окрасу собак, чтобы треугольник „глаза — нос“ больше привлекал внимание, — рассказывает специалист. — Частота сердечных сокращений, частота дыхания ретривера соответствуют нормальным показателям для детей — и дети сами подстраиваются под этот ритм. Постепенно ребенок с нарушениями переносит новый навык с занятия в другие безопасные для себя пространства».

«Последовательность, постоянство, постепенность» — принцип, которого Татьяна Любимова и ее коллеги придерживаются в работе с детьми.

Но канистерапия вовсе не панацея, нельзя рассчитывать на нее, как на волшебную таблетку, подчеркивает Татьяна: «Мы не лечим, а занимаемся реабилитацией, абилитацией — это долгий постепенный процесс. Мы можем облегчить состояние ребенка, помочь ему приспособиться к миру».

Улучшение может происходить совсем не быстро. В зависимости от особенностей ребенка, его диагноза, целей и задач, которые канистерапевт ставит совместно с родителями перед началом занятий, длительность терапии может быть разной. Необходимо хотя бы 6–10 занятий, чтобы состояние ребенка начало меняться, чтобы перемены закрепились.

Безопасная среда для всех

В результате канистерапии происходит улучшение психологического и физического состояния ребенка с нарушениями. Но не только. Перемены затрагивают и родителей. В группу, по словам Татьяны, приходят семьи, которые перепробовали очень многое и уже почти отчаялись. Здесь стараются никому не отказывать, потому что канистерапия — для многих последний шанс на улучшение состояния ребенка.

Когда семьи приходят впервые, специалисту часто приходится успокаивать родителей. «Просим родителей на первом занятии погладить собаку — и по этим поглаживаниям видим, насколько люди напряжены, — говорит Татьяна. — Но как только мама или папа расслабляются и начинают верить в успех, ребенок тоже начинает продуктивно работать, идет на контакт. Мы готовы научить родителей принимать состояние ребенка: чем больше родители открыты к сотрудничеству, тем легче нам будет создать реабилитирующую безопасную среду для ребенка».

Фото: Коллекция/iStock; из архива Татьяны Любимовой

Поделиться в соцсетях