background picturebackground picture

“Я совсем не звезда, просто много лет тут живу и работаю в школе…”

Школьники

23

Школьный психолог Галина Спасская живет в подмосковном поселке и в свои 72 года учит детей блогингу

«Старушка», «Г.Р.» — как только не зовут ее ученики лицея № 1 поселка Львовский, который недавно стал частью города Подольска. Она знает об этом и не обижается. Смеясь говорит, что ее психологический возраст — 15 лет: это важно для работы с подростками. Галине Романовне Спасской 72 года, но она интересуется современными технологиями и считает, что дети — самые лучшие помощники в их освоении. Она рассказывает, как пришла работать в школу, чем полезны прозвища школьных учителей и почему важно всегда поддерживать ребенка.

Хороший учитель, хороший психолог — это всегда немного актер. Моя роль — понять детей. Поэтому я представляю, что мне 15 лет, — иначе понять не выйдет. Конечно, чего-то я до конца не осознаю, многого не знаю, но стараюсь интересоваться современной подростковой культурой. Рэп слушаю. Решила освоить «Инстаграм» — чтобы понять, что дети там ищут, что находят? Освоила, сама заинтересовалась.

Лёля, одна моя ученица, спрашивает меня: «Гэрэ, вот вы старая и некрасивая в отличие от меня, а подписчиков в инсте у вас больше. Почему так?» «Лёлечка, я умею работать с информацией. Хочешь, и тебя научу?» Учу детей быть блогерами — им интересно, вызывает живой отклик. И мне самой интересно, может, поэтому и получается.

Что это за человек такой?

В школе я работаю с 1993 года, а общий трудовой стаж считаю с 1965-го. Начинала на производстве, как многие в то время. Была аппаратчиком на Подольском молочном заводе, пришла туда после техникума.

В 1968 году меня пригласили дать короткое интервью на Подольском радио по случаю 50-летия ВЛКСМ — я была секретарем комсомольской организации. Ради трех минут я мучилась часа три — столько длилась запись, сразу не получалось. Несмотря на это, очень полюбила радио. И когда меня позвали туда работать, побежала. Поступила учиться заочно в институт, работала в Москве, в отраслевом журнале «Микробиологическая промышленность». В какой-то момент увидела, что мне не хватает знаний о человеке — не понимаю я его, не могу раскрыть. Захотела разрешить эту проблему, и тут мне помогли сразу несколько случайностей.

Как-то брала интервью у Любови Анисимовны Воловик, кандидата философских наук и очень интересной женщины. Она была заведующей аспирантурой в институте социологических исследований. Любовь Анисимовна посоветовала мне читать тогдашних известных социологов. А потом позвала меня в аспирантуру при институте.

Я поступила, стала слушать лекции, не вылезала из библиотеки, готовилась к диссертации. Тему себе взяла «Образ жизни советского человека». Пыталась понять, что это за человек такой, как он живет, как думает, почему так или иначе поступает. 

Позже стала руководителем исследовательской группы, которая ездила по всей стране. Однажды моя коллега и подруга спросила меня: «Чего ты сидишь в институте? Когда мы куда-нибудь приезжаем, через несколько часов вокруг тебя толпа детей и родителей. И ты с ним общаешься, тебе это нравится. Ты даже на нашу тему внимания не обращаешь. Иди в школу!»

Я сначала отмахивалась — у меня была солидная должность. Но тут началась перестройка, стали организовывать разные школы, внедряться интересные технологии. В школе, где я когда-то училась, решили открыть лицей — и директор, с которой мы вместе в школе этой и учились, позвала меня сюда психологом.

В знак солидарности я пришла в джинсах

В школе я нашла себя. Соединилось все, что я узнала, и все, что я умела. Например, я придумала игру, ориентированную на русский язык, — тогда как раз слова полезли иностранные. Так родилась наша ассоциация юных журналистов, которая дает огромные возможности личностного роста ребенку.

Дети пишут в газету даже по воскресеньям — и им это в радость. В этом нашли себя дети замкнутые, которые не знали, чем им заняться, как реализоваться. Их нужно было только научить работать в команде — это не так трудно, как может показаться. Если научить ребенка командной работе, это обязательно пригодится в будущем. 

Я приветствую нестандартное мышление, нестандартное поведение и стараюсь решать конфликты в пользу ученика. Было время, когда учителям и ученикам запретили приходить в школу в джинсах. Я сама джинсы не люблю, но знаю, что многим людям в них ходить удобно. Однажды наш ученик пришел в класс в джинсах. Его очень ругали, вызывали к директору.

На следующий день и я в знак солидарности тоже пришла в джинсах. Меня тоже вызывали к директору и ругали. Я слушала и смотрела на фигурку мальчика-рыбака, которая в кабинете осталась еще со времен моей учебы в школе. Пусть ругают, думала, мне нужно было поддержать ребенка.

Когда решили запретить в школах телефоны, я тоже выступила против. Во-первых, сейчас уже поздно это делать, если уж на то пошло. А во-вторых, телефон нужно использовать в учебе. Согласны?

Начинаешь дело, и вокруг собираются люди, которые могут его сделать хорошо

В поселке Львовский моя семья живет с 1903 года — мой дед, отец, я сама, мои дети и внуки. Большинство жителей нашего небольшого поселка прошли через лицей, в котором я работаю. Поэтому когда ко мне приезжают друзья и видят, как я иду по улице и здороваюсь с каждым вторым, приходится объяснять: «Я совсем не звезда, просто тут много лет живу и работаю в школе. Все, кого мы встречаем, или мои ученики, или их родители».

Я часто ученикам рассказываю о поселке — многое знаю, многому была свидетелем, многое рассказывали родители.

Однажды мои добрые любимые дети спросили: «Старушка, вот вы помрете, и кто нам сказки про Львовку будет рассказывать?» Обижаться мне надо было? Нет, конечно, села писать. Думаю: плохо напишу, нет систематических знаний. Ну, все равно напишу, что знаю и помню.

Написала, издала книгу небольшим тиражом, штук 500. Сейчас у меня осталось 10 экземпляров, я их берегу на всякий случай. Что вы думаете? После издания пришел человек: хочу с вами книжку об истории Львовского писать. Я обрадовалась и ему всем, чем могла, помогла. Начинаешь дело — и вокруг собираются люди, которые могут его сделать хорошо.

Когда я пришла в школу, мне предложили создать психологическую службу в школах Подольского района. Как, с кем? Стала действовать по тому же принципу. Набрала группу, в которой были в том числе и не специалисты — просто разумные люди со знаниями. Но я твердо уверена, что надо ввязаться в дело, а специалисты подтянутся.

С тремя коллегами объехали мы 26 школ, разработали стандарты наблюдения за детьми в разном возрасте. Работали с трудными детьми и другими случаями, требующими психологической помощи. К нам приходили и родители, и дети — особенно в деревнях, где психологов отродясь не было. Мы давали свои телефоны, чтобы с нами можно было связаться в любое время. Сейчас уже все иначе работает, конечно, но начиналось именно так.

Проблема номер один — как мотивировать

Когда я училась в школе, конечно, о психологах речи не было. А меня мучило, что я не такая, как все, может быть, даже хуже я, чем все остальные. Помогало вот что: как пионер, я ходила к октябрятам, возглавляла октябрятскую звездочку, общалась с ними, как старшая. Такая работа многим подросткам помогала сориентироваться, стать ответственнее.

Сейчас как к школьному психологу ко мне обращаются и дети, и родители, и учителя. Причем половину обращений я не регистрирую в журнале консультаций, потому что меня останавливают на улице, чтобы задать вопрос. Самый актуальный — как мотивировать ребенка к учебе. Это сегодня проблема номер один. 

Приходится иногда с учителями воевать по этому поводу — не все понимают, что от них тоже зависит, что дети ничего не хотят и ничего не учат. Однажды придумала такую штуку — анализировала прозвища, которые дети дают учителям. Это заставляет педагогов задуматься о своем образе среди школьников, о своих методах работы.

У нас в лицее есть прекрасная учительница физики. Дети вдруг стали называть ее Великой. Я спросила у нее: «Елена Витальевна, признавайтесь, почему вы Великая?» Оказалось, она применяет метод трех «З»: «засмеялись, значит, запомнили». И это физика! Молодец Елена Витальевна? Молодец! Так ее теперь и зову — Великая Елена Витальевна.

Никогда не забуду одного разбирательства на комиссии по делам несовершеннолетних, куда меня пригласили. Рассматривали дело троих подростков, которые сами сделали крутой сайт. Но выбрали заголовок, обыграв фамилию строгого педагога. Детей ругали: «Как вы могли использовать фамилию уважаемого человека?!» Ну да, они это сделали. Но посмотрите, какой у них получился замечательный сайт, какая там посещаемость — на него валом повалили дети. Талантливо, здорово сделали!

Как стоило бы отреагировать взрослым? Поговорить мирно, предложить другое название, влиться в процесс, стать его частью, может быть, даже аккуратно возглавить! Извлечь пользу для всех. Если ребенку нужен адреналин, ему — сто процентов! — необходимо яркое, живое дело, которое он бы мог делать вместе со взрослым.

Не знаю чего-то — спрошу у детей

Воспитывать ребенка должны родители. Бабушки и дедушки могут помочь, но мы же старые. Я родилась в первой половине прошлого века. Считаю себя продвинутым человеком, но мои знания и подходы все-таки устарели.

Дети ушли далеко вперед. Я стараюсь у них учиться и не стесняюсь этого. Не знаю чего-то, не понимаю — спрошу, они с большим удовольствием рассказывают, показывают, объясняют. Все, что узнаю у них, использую. 

Но некоторые учителя так, к сожалению, не могут. Особенно те, кто считает себя кладезем знаний. Но дети сейчас получают знания за три минуты в интернете. «У нас методика преподавания!» — говорят педагоги. Да, это отлично, но методика хороша в индивидуальной работе по предмету, когда ребенку нужно сдать экзамен. Воспитание — это о другом.

Шанс на понимание

Невозможность, нежелание учителей меняться, искать новое, стремление опираться только на те знания, которые они когда-то получили, как мне кажется, приводит к выгоранию. А новые формы обучения очень нужны.

Вот случился коронавирус — и внезапно школы перешли на дистанционное обучение. Всем было очень непросто. Педагогам не хватало времени на уроки, ответной реакции детей. Но случилась одна хорошая, просто великолепная вещь: родители поняли, насколько важна школа. Стали кричать: «Мы дома не справляемся, заберите детей в школу!» Думаю, это шанс учителям и родителям понять друг друга.

Фото: из личного архива Галины Спасской 

Поделиться в соцсетях