background picturebackground picture

Интенсивное материнство: какие риски существуют для женщины и ее ребенка

Родители

75

Идеал многих женщин — сделать успешную карьеру, оставаясь профессиональной матерью

Кто главный в современной семье, кому отдают все силы и средства? В большинстве семей сегодня главные — дети. Но это не единственная возможная модель. Что теряют и приобретают родители в погоне за успехами детей и за собственной родительской успешностью? Об этом много говорит и пишет социолог Ольга Исупова.

В наше время, когда проблема выживания на бытовом уровне в основном решена, акценты в воспитании сместились в область «выращивания» высокоресурсных людей. Социальной нормой стала максимальная вовлеченность матери в жизнь своего ребенка. Главная задача родителей в наши дни — дать ребенку хорошее образование и обеспечить достойное будущее.

Чего требует от женщины интенсивное материнство

Многие родители задумываются о будущем успехе детей, когда те еще в пеленках, — используют методики раннего развития самостоятельно или посещая детские развивающие клубы. В школьные годы нагрузка и у ребенка, и у родителей увеличивается многократно. Школа повсеместно настроена на активную роль мамы (родителей) в процессе обучения детей. Если раньше выполнение домашних заданий вместе со школьником было скорее исключением, то сейчас это практически норма: школа требует активного участия родителей в подготовке уроков. А в старшей школе, кроме того, неизбежными оказываются и финансовые затраты, связанные с репетиторами.

Такая родительская практика получила название «интенсивное материнство»; первой ее описала социолог Шэрон Хейз в книге 1998 года «Культурные противоречия материнства». Интенсивное материнство предполагает, что женщина безоговорочно отдает ребенку все свои ресурсы: время, эмоции, знания, деньги. То есть мама — незаменимый родитель, способный удовлетворить нужды ребенка более, чем кто-либо другой, и ее личное счастье полностью заключается в ее детях и их благополучии.

Идеал материнского поведения сейчас выглядит так:

  1. семейная и воспитательная стратегия, центром которой является ребенок («детоцентрированность»);
  2. склонность следовать советам экспертов в области воспитания детей;
  3. эмоциональная восприимчивость к потребностям детей;
  4. большое количество труда и времени, уделяемых детям, при значительных финансовых затратах на их воспитание.

Как эта модель возникла в России

В СССР, как отметили социологи Анна Темкина и Елена Здравомыслова, существовал некий универсальный официальный гендерный контракт «работающая мать», подразумевающий, что каждая женщина в примерно равной степени должна выполнять функции матери-хозяйки дома и работницы в «социалистическом производстве».

В постсоветское время единство распалось, и к концу 1990-х годов уже существовали несколько гендерных контрактов.

1. Контракт «работающая мать» продолжил свое существование, но работа стала занимать сравнительно больше времени, чем в предшествующую эпоху, из-за изменения условий труда.

2. Контракт «женщина, ориентированная на карьеру» связан с еще большей вовлеченностью в работу и, соответственно, с более высокими заработками, позволяющими коммерческим путем решать все вопросы домашнего хозяйства и заботы о детях и других членах семьи.

3. Контракт «мать-домохозяйка»: эти женщины совсем оставили работу, для них приобрело большое значение материнство, забота о близких, регулирование семейных расходов и потребления. Можно предположить, что они были заинтересованы в утверждении своего нового для российской реальности статуса, и поэтому формирование особо вовлеченного образа материнства произошло по их желанию и при их активном участии.

4. «Спонсорский» контракт предполагает, что женщина находится на содержании у мужчины. В данной ситуации большое значение приобрели финансовые возможности мужчины и внешняя привлекательность женщины. Ее работа или материнство в таких отношениях или не предполагаются, или имеют несущественное значение.

Однако изменения на этом не остановились. К настоящему моменту ситуация складывается следующим образом.

Контракт с приоритетом работы продолжает подразумевать интенсивную трудовую деятельность. Но теперь это дает и больше денег, и, главное, позволяет вести приятный образ жизни — посещать рестораны с подругами, тратить деньги на модную одежду, ухаживать за собой. Женщины могут позволить себе гедонизм, причем за счет своего собственного заработка, — что раньше было в основном привилегией обеспеченных мужчин.

Но тут есть ловушка: гедонистический образ жизни, многообразная забота о себе становятся почти социальным стандартом, но при этом и гедонизм, и работа требуют времени. В результате совмещать карьеру с материнством теперь означает еще и вести прилагающийся к карьере образ жизни, что становится все сложнее. 

При этом во многих случаях «работающая мать» не карьеру сделать стремится, а просто не может позволить себе не работать из-за отсутствия отца или его недостаточных заработков. Но много и тех, для кого материнство и работа одинаково важны.

Контракт с преобладанием роли домохозяйки все меньше основан на обеспечении быта, поскольку быт стал гораздо проще и поэтому уже не дает многим домохозяйкам достаточных оснований для самоуважения и «оправдания» статуса неработающей женщины. Отчасти поэтому растет значение других составляющих жизни женщин-домохозяек — воспитания детей и внешней привлекательности. В семьях с достаточным доходом женщина должна инвестировать средства в себя и в интенсивное материнство.

https://www.youtube.com/embed/zCGEyKcl2FM

Современные родители придают все большее значение качеству образования своих детей. Это обусловлено многими факторами: нарастающей значимостью образования в будущем трудоустройстве; доминированием в современном обществе социальной нормы, требующей глубокого вовлечения родителей в детскую жизнь; неолиберальными новациями в работе различных социальных институтов, включая школу и рынок труда. Интенсивное материнство стало базой и оправданием существования материнства профессионального.

Проблемы матерей

В большинстве российских семей женщины продолжают совмещать семью и работу — добровольно или по необходимости. И делать это становится все сложнее. У многих мам не хватает временных и других ресурсов, чтобы соответствовать выдвигаемым обществом требованиям.

Даже неработающим матерям далеко не всегда нравится навязанный интенсивным материнством образ жизни. Что же касается работающих матерей, то для них интенсивное материнство сопряжено со стрессом и постоянной эмоциональной усталостью. 

По мнению Шэрон Хейз, наиболее отчетливо проблемы современных требований к материнству ощущают именно работающие мамы. Они постоянно решают две противоречащие друг другу задачи: на работе быть амбициозными и конкурентоспособными, а дома — заботливыми и лишенными эгоизма.

При постоянном давлении общества у женщин проявляются проблемы с эмоциональной восприимчивостью: матери думают, что лучше самих детей понимают их потребности, решают за детей жизненные вопросы самоопределения.

Кроме того, интенсивное материнство зачастую мешает самореализации женщин в профессии, и они (не всегда осознанно) ищут компенсации, направляя своих детей в ту область деятельности, где материнство помешало полноценно реализоваться им самим.

Социологи замечают, что матери, целиком посвятившие себя детям, демонстрируют более низкий уровень счастья и удовлетворенности жизнью, а также более высокий уровень усталости. При этом женщин не оставляет ощущение, что они все равно делают для благополучия своих детей недостаточно. Под воздействием практик интенсивного материнства благополучие матерей и детей школьного возраста во многом оказывается под угрозой.

Последствия для детей

Обучение в современной школе подобно соревнованию. И у детей, и у взрослых создается впечатление, что избежать высоких требований невозможно нигде и никому. В результате многие родители и дети находятся в состоянии стресса практически все время учебы в школе.

Не все родители хотят быть «интенсивными» и «вовлеченными» на протяжении школьных лет своих детей. Многие становятся такими из-за опасений, что, если они не будут активно вовлекаться в учебный процесс, их ребенок начнет «страдать». При этом завышенные ожидания часто не соотносятся ни с возможностями ребенка, ни со структурой будущего рынка труда, ведь предсказать, что будет дальше, довольно сложно. Детей призывают к чрезмерным усилиям в условиях, когда будущее не определено.

В идеале матери хотели бы, чтобы ребенку интенсивная учеба при тщательном мониторинге с их стороны еще и нравилась, ведь и само интенсивное материнство наиболее эффективно, когда мать довольна своей жизнью. Но часто все это не доставляет удовольствия никому.

Результат интенсивного воспитания бывает разный. Часто с точки зрения достижения внешнего успеха все идет неплохо. Но бывает, что отношения ребенка с матерью оказываются непоправимо нарушенными. 

«Интенсивным мамам» часто свойственна властность, которая появляется в результате повседневного контроля над другим человеком. Иногда даже происходит слияние мамы и ребенка в некое «мы», причем решения в этом «союзе» принимает только мать. Тем самым мать препятствует формированию у ребенка волевых качеств и навыков самостоятельных решений, крайне востребованных в современном обществе.

Сложно предсказать, как будут развиваться представления о материнстве и родительских практиках дальше. В ситуации отсутствия уверенности в выбранной стратегии из-за неопределенности будущих вызовов область детско-родительских отношений будет, скорее всего, заметно меняться. Поиски вариантов гармоничного и свободного совмещения разных женских ролей продолжаются.

    

Источник:

Статья Ольги Исуповой «Интенсивное материнство в России: матери, дочери и сыновья в школьном взрослении»

Фото: Коллекция/iStock

Поделиться в соцсетях