background picturebackground picture

Семейная жизнь в изоляции: что выяснили социологи

Родители

3

Похоже, что ни волны разводов, ни беби-бума ждать не стоит, а отношения с детьми у многих улучшились

В начале пандемии многие предсказывали, что семью после самоизоляции ждут перемены: то ли беби-бум, то ли волна летних разводов. Для социологов этот никем не запланированный эксперимент особенно интересен. Как кризис отразился на семье и браке? Какие уроки могут извлечь родители из полученного опыта? И какие неожиданные последствия мы видим уже сейчас?

Семья и безо всякого кризиса постоянно меняется, появляются новые модели пар, новые образцы родительства, перестраиваются отношения со старшим поколением. Но в моменты серьезных внешних потрясений эти перемены имеют свойство ускоряться, поэтому их можно увидеть особенно наглядно. По мнению управляющего директора Фонда «Общественное мнение» (ФОМ) Ларисы Паутовой, выступившей на Х Грушинской конференции, «семья и брак являются важным полем, плацдармом, где преломляются все внешние процессы: экономические, политические, биологические».

Социологов интересует соотношение внешнего мира с миром семьи: как семейные отношения будут выстраиваться, трансформироваться, переоцениваться в период пандемии и особенно в ситуации возвращения к прежней жизни? Будут ли новые тенденции распространяться на семейные отношения или семья, будучи консервативным, но гибким институтом, выстоит и продолжит жить прежней жизнью?

Что плохого и хорошего в самоизоляции

Основной способ изучения новой реальности — разного рода опросы и исследования, которых за последние месяцы было начато немало, и об их результатах мы со временем узнаем. Но некоторые данные уже доступны. Вот, например, результаты опроса ФОМ в городах России с населением 50 тысяч жителей и более. Что думают взрослые, находящиеся на самоизоляции, о перспективах семейной жизни? Станут ли отношения лучше? Мнения разделились. Большая часть населения считает, что отношения пострадают. Мужчины говорят об этом чаще — в 47% случаев, женщины — в 39%.

Пессимисты считают, что самоизоляция вредна, потому что пары проводят слишком много времени вместе в одном помещении, у членов семьи отсутствует личное пространство, к тому же ситуацию обостряют проблемы с деньгами и потеря работы.

Оптимисты верят, что больше совместного времяпрепровождения и общие дела и интересы сплотят семью, в результате ее члены станут заботливее относиться друг к другу. В целом оптимистов среди нас немного больше, хотя почти две трети людей считают, что качество семейных отношений вообще не зависит от нынешних обстоятельств.

Будет ли всплеск рождаемости?

По словам Ларисы Паутовой, на вопрос «Повысится ли рождаемость после пандемии?» 58% американцев отвечают отрицательно. Изменения в экономике и в собственных материальных возможностях, потеря дохода во время пандемии, неопределенность в распространении инфекции и сроках окончания карантина пугают будущих родителей и заставляют сосредоточиться прежде всего на своей уже существующей семье. Кроме того, опросы показали, что из-за карантинного стресса секса между партнерами стало в среднем меньше, а не больше, так что появление на свет многочисленного «поколения К» может не состояться.

Это верно и для россиян. По мнению социолога Елены Михайловой, «сейчас другой тип людей и мышления — рациональный, поэтому вряд ли семьи в сложных экономических условиях решатся заводить детей».

Пары сплотились или оказались на грани развода?

Еще один прогноз, о котором упоминают и социологи, и психологи, — увеличение количества разводов в результате продолжительного режима самоизоляции. Но, возможно, распад семейных пар тоже не будет массовым. Сейчас только 9% британцев готовы расстаться друг с другом после окончания режима ограничений.

В России большой волны разводов тоже не предвидится: полностью уверены в том, что разрыва не случится, 53% опрошенных. Более того, в русскоязычном сегменте социальных сетей можно было увидеть множество постов с трогательными признаниями: «Как же мне повезло с партнером по изоляции!»

На вопрос ФОМ «Как режим самоизоляции сказывается на отношениях с супругами?» 15% ответили, что отрицательно; 18% — положительно; 65% — никак. На аналогичный вопрос про родителей 17% ответили, что отрицательно; 19% — положительно; 64% — никак.

Многим семьям удалось сплотиться в трудных условиях, объединить усилия в противостоянии внешним проблемам. Главным словом в этом противостоянии стало слово «защитить» — семью, близких, родных. 

Но с другой стороны, было замечено, что на самоизоляции выросло число случаев домашнего насилия в отношении партнера, детей и пожилых родителей.

Отношения с детьми стали лучше

Самые интересные данные касаются детей. По данным ФОМ, положительное влияние самоизоляции на отношения с детьми до 18 лет отмечают 42% опрошенных, для 41% отношения не изменились и только 15% говорят об их ухудшении.

Из тех, кому оказалось тяжело находиться с детьми в режиме 24/7, больше трудностей возникло у родителей с одним ребенком, чем с двумя. Отцы чаще матерей отмечают положительные перемены (51% против 37%). В большинстве российских семей именно матери в основном занимаются воспитанием, и самоизоляция в меньшей степени повлияла на режим их общения с детьми. Для отцов в этом смысле перемены были гораздо более заметны: у тех, кто перешел на удаленный режим работы или ушел в вынужденный отпуск, высвободилось время на детей.

На отношения со взрослыми детьми новая ситуация в целом влияет меньше: 62% не видят изменений, 25% оценивают их положительно, 8% — отрицательно.

48% россиян стали больше времени проводить с детьми. Более половины родителей школьников были вовлечены в процесс обучения. Правда, эта вовлеченность оказалась для них серьезным испытанием.

Онлайн-образование вызвало неоднозначную реакцию

Из исследования Института современного детства ВШЭ следует, что примерно треть родителей тратили на помощь детям 3 или более часов в день (у младшеклассников таких 31%, у старшеклассников — 25%). Еще 20% тратили 1–2 часа ежедневно (в начальной школе — 24%, в старшей — 17%).

При этом карантин увеличил нагрузку на женщин и усилил гендерное неравенство. По данным онлайн-опроса «Нью-Йорк Таймс», на вопрос «Кто занимается с ребенком дистанционным образованием?» мужчины ответили «я» в 42% случаев, а женщины — в 80%. При этом на вопрос «Легко ли заниматься с детьми?» мужчины чаще отвечают: «Да, очень легко», а женщины: «Тяжело».

Многие взрослые отмечают, что дети довольно легко перешли на онлайн-режим и стали больше времени проводить за компьютером. Об этом заявили 35% родителей. Но так ли это хорошо? У специалистов успешная адаптация молодых людей к самоизоляции, то есть к физическим ограничениям и жизни онлайн, вызывает тревогу. 

«Когда мы говорим о перспективах внедрения онлайн-образования, встает вопрос о том, насколько мы вообще оцениваем риски, связанные с результатами процесса социализации, — говорит Елена Михайлова. — Сейчас оказалось, что семья не может в таких условиях брать на себя полностью функцию по социализации, касающейся, например, формирования идентичности. У нас очень большие риски с получением нового типа людей с доминирующей локальной, ограниченной физическим пространством, идентичностью».

Вопрос о возвращении к офлайн-практикам остается открытым. С одной стороны, онлайн-занятия, особенно в том, что касается увлечений и развлечений, дополнительного образования и различных сервисов, понравились многим родителям и детям. С другой стороны, большое количество семей хотели бы скорее вернуться к прежнему режиму.

Что дальше?

Неожиданным для исследователей стало увеличенное значение индекса счастья во время пандемии. По данным, представленным Еленой Михайловой в докладе на Грушинской конференции, «сейчас он гораздо выше, чем в предыдущие годы». Во многом этот показатель основывается на межличностных отношениях, так что сейчас именно семья дает многим возможность чувствовать себя счастливыми. О семье как источнике счастья заявили 29% опрошенных. 25% участников упомянули здоровье и жизнь своих близких, 14% — наличие детей и лишь 11% признались, что их счастье зависит от хорошей работы, а для 9% — от материального положения.

По данным опроса ВЦИОМ, в котором участвовали не только горожане, но и жители сел из 80 регионов, у россиян мировой кризис вызывает значительно больше тревоги, чем их собственная жизнь. Внешняя среда — это зона риска и напряженности, и такое восприятие внешних угроз во многом определяет семейную ситуацию. Семья сегодня — зона наиболее понятная, наиболее определенная.

Сложившуюся ситуацию в мире 70% из них оценивают как плохую, 20% — как хорошую. Ситуацию в стране плохой назвал 51% опрошенных, хорошей — 40%; довольны положением вещей в своем населенном пункте 50%, недовольны — 43% участников опроса.

Собственную жизнь определяют как хорошую 69% респондентов, как плохую — всего 26%. Это означает, что на сегодняшний день семья оказалась последним оплотом стабильности. 

Пока сложно увидеть всю картину, потому что семьи оказались в очень разных условиях. Социальные потрясения, как правило, усиливают социальное неравенство. Пока что в ситуации самоизоляции семья протестировала на себе многие процессы, которые были запущены в обществе ранее, выявила проблемы в социальной сфере, системе образования, внутрисемейном устройстве и воспитании детей. Возможно, в ближайшие месяцы и годы мы увидим новые изменения в образе жизни российских семей и в том, как строятся отношения между поколениями.

Источник:

Х Грушинская конференция, секция «Социология семьи и брака» 

Поделиться в соцсетях