background picturebackground picture

“Расскажи мне про прадедушку!”: как говорить с ребенком о семейной истории

Родители

181

Когда начать разговор? Нужно ли детям знать подробности? Это зависит от их заинтересованности и способа коммуникации в семье

История каждой семьи вписана в большую историю России. Кто-то доподлинно знает, кем были его предки, где родились и похоронены, какие испытания им выпали. Кто-то только догадывается об этом, строит предположения по каким-то намекам и семейным преданиям. Кто-то не знает вообще ничего. Как и когда родителям лучше заговорить о том, как большая история повлияла на историю семейную? Мнение психолога Наны Оганесян.

Когда начинать разговор о семейной истории

Общение с детьми очень часто происходит спонтанно, разговор о семейной истории — тоже занятие непротокольное. Трудно предложить универсальную схему, определить точный возраст для обсуждения этой темы. Вряд ли нужно усаживать их рядом и говорить: «Сейчас я расскажу тебе о твоих предках. Итак…»

Каждый родитель сам может почувствовать интерес ребенка к истории семьи. Можно и немного его подтолкнуть — например, предложить разобрать вместе старые семейные фотографии, посмотреть альбомы. 

В школе сейчас детям дают задание — нарисовать свое генеалогическое древо. Без помощи родителей ребенок тут не обойдется — и при подготовке к заданию можно обсудить некоторые вопросы, связанные с семейной историей. Конечно, простыми словами, спокойно и никуда не торопясь. Если живы дедушки и бабушки или даже прабабушки, можно предложить детям уточнить у них даты и другие подробности для древа. Можно, кстати, поручить детям выполнение технических задач — оцифровать старые фото, сделать обрамление, сверстать новый семейный альбом. Важно, чтобы дети поняли, что они — часть большой реки, воды которой текут и сквозь них, что у них за спиной стоят родные люди.

События прошлого через детали и личный взгляд

Разговор о семейной истории — разговор очень личный. Он возможен, если существует доверие между взрослыми и ребенком, если сформировался определенный стиль общения между ними.

Рассказанная интересно и к месту история о предке может стать источником вдохновения. Однажды я рассказывала племяннице о своем отце, ее дедушке, который оказался в командировке на научном корабле и в ситуации опасности отдал свой спасательный круг женщине-коллеге. Девочка так впечатлилась, что стала рисовать большую лодку, увешанную спасательными кругами, внутри которой находились люди, — ей хотелось, чтобы все было хорошо. Тогда спаслись все, а дедушка стал для внучки одним из примеров мужественного поведения.

Рассказ может прорасти из чего угодно. Например, у вас есть любимое блюдо, которое готовила ваша бабушка или ваша мама, и когда-то они научили и вас его готовить. Можно на кухне во время готовки или за праздничным столом рассказывать детям о семейной истории, начиная с рецепта этого блюда.

Родовые черты характера или внешности тоже могут стать поводом для разговора. «Ты очень похож на своего прадеда — у вас одинаковые уши, ты такой же высокий и смуглый. Хочешь, покажу его фотографию?»

Наши предки — такие же люди, как и мы, а не только памятники на могилах или старые фото. Когда я работала психологом в школе, однажды вместе с группой 11-летних детей слушала рассказы ветерана, который пришел к ним перед 9 мая. Перед беседой дети мне сообщили, что «дедушка уже приходил, рассказывал про самолеты, наверное, в этом году тоже расскажет про самолеты». Действительно, у ветерана была заученная история, которую он рассказывал много-много лет. Мне захотелось как-то ее оживить, и я спросила: «Была у вас девушка во время войны?»

Оказалось, девушка была — с ней он познакомился на летном поле. Помнил, в чем она пришла на первое свидание: в светлом платье в голубенький цветочек, в сапогах, потому что туфель на войне у нее не было. «Чем вы ее угощали?» — «Я бы хотел угостить ее мороженым, но мы пекли картошку на костре». Ветеран вспоминал, как девушка ела картошку в мундире и смешно испачкалась сажей. Вспоминая, он раскраснелся, оживился, дети засыпали его вопросами. Он пришел в школу еще раз — принес фотографии девушки, которая стала его женой. Он воевал, но детям было не менее интересно слушать и о его обычных желаниях и понятных им чувствах.

Если никаких сведений о предках не сохранилось, это отсутствие информации может стать поводом поговорить о большой истории: объяснить, почему иногда люди скрывали свое происхождение, отказывались от родных, поговорить о ситуации в стране в разные периоды XX века, о том, что могилы многих людей до сих пор не найдены.

Не передавать стыд по цепочке рода

Конечно, легко рассказывать о герое, но что делать, если дедушка сидел в тюрьме за кражу или за драку? Думаю, что и об этом важно рассказывать, если ребенку это интересно, если он задает вопросы. Да, такова история. Да, наш дедушка нарушил закон, был осужден за это, и он понес наказание, отбыл его в тюрьме. Да, это наш дедушка. Мы не гордимся его поступком, но его жизнь — история нашей семьи. Мы можем извлечь урок и из его поступка. Дедушку не надо оправдывать, но и отказываться от него, забывать о нем, вычеркивать из жизни было бы неверно с точки зрения семейной истории.

Вряд ли продуктивно будет передавать детям чувство стыда за негероические поступки дедушек или бабушек. Детям нужна информация — причем ровно столько, сколько они могут воспринять, иначе наступит эмоциональная перегрузка. «Это твой дед, это твой прадед, они жил в такие-то годы, в то время происходило то-то и то-то, они работали там-то».

В каждый момент жизни мы исполняем определенные роли. Во время Великой Отечественной войны миллионы молодых людей шли на фронт. Мы ценим их воинское прошлое. Они воевали, убивали врагов, потому что так было нужно — и сейчас это воспринимается как подвиг. Тут есть справедливость — на нашу страну напали, они ее защитили. А как быть тем, кто воевал в других войнах, по поводу которых в обществе нет единодушного мнения, которые не всеми воспринимаются как справедливые?

Дед, который воевал в Афганистане или Чечне, а потом в мирной жизни действовал разрушительно по отношению и к себе, и к своей семье — кто он, как о нем рассказать его внуку? Он — жертва обстоятельств, которые стали для него непереносимыми? В одном человеке может быть переплетено и то, и другое — и важно посмотреть на такого человека открытыми глазами, увидеть в нем разные стороны, объяснить ребенку, почему он был таким.

Предки, с которыми мы не согласны

В прошлом веке наша страна пережила драматические события: гражданскую войну, репрессии, переселения народов, преследования по классовым, религиозным и политическим мотивам. Эти события коснулись множества семей. Что делать в такой ситуации? Как рассказывать о предках, которые имели прямое отношение к несправедливости, выполняли жестокие приказы? 

Взрослым, перед тем как говорить об этом с детьми, можно подумать вот о чем: неизвестно, как бы мы действовали в тех же обстоятельствах. В эпоху наших дедушек власть опиралась на страх. И люди спасали себя, спасали своих детей, свои семьи — изо всех сил. В таких обстоятельствах ожидать от всех нравственного поведения не приходится. Нужно принять, что люди выживали, как могли.

Можно попробовать донести до ребенка мысль: предки, деды и прадеды, кем бы они ни были, подарили нам жизнь, и мы можем только с благодарностью принять этот подарок. Наше дело — признать их как своих предков, у которых была очень непростая жизнь. Как они сами распорядились своей жизнью — не наша ответственность, но мы можем сказать себе: «При аналогичных обстоятельствах я постараюсь поступать иначе и избежать тех ошибок, которые совершали мои предки».

Принять и пережить боль

Не стыдно, а больно — это главное, что важно помнить при осмыслении истории и при ее передаче детям. Чувство стыда заставляет нас романтизировать прошлое и наших предков, выдумывать, может быть, и несуществующие факты, чтобы преподнести благополучную семейную историю детям. Но от истории в таком случае ничего не остается.

Стыд не заканчивается, пока мы не признаем, что нам больно. Стыд цикличен, он воспроизводит сам себя, вокруг него много лжи. Чтобы не прикрывать чувство стыда мифом, боль нужно принять и пережить. И тогда она закончится, а нам не надо будет ничего придумывать.

Разговаривая с детьми, нужно сообщать им ту информацию и отвечать на те вопросы, до которых они доросли. И помнить при этом: когда мы чего-то не знаем, мы начинаем фантазировать об этом, додумывать то, чего не было. Дети всегда чувствуют, если взрослые что-то недоговаривают, скрывают, избегают разговора. Часто детские фантазии страшнее, чем то, что происходило на самом деле.

Если ребенок не проявляет интереса

В разговоре о семейной истории важен интерес. Нет смысла рассказывать в подробностях семейные предания, если дети не готовы их воспринимать. 

Опыт поколений сегодня можно усвоить и из множества других источников — книг, журналов, телепередач, фильмов, подкастов. Может быть, дети вырастут и проявят интерес к семейной истории после того, как узнают больше об истории страны в целом. Подгонять их бессмысленно, это только вызовет раздражение. Конечно, когда ребенок вырастет и созреет для погружения в прошлое, возможно, что не у кого уже будет спрашивать. Но если острая тяга возникнет, она приведет его в архивы, на генеалогические форумы и к специалистам, которые помогают восстановить историю рода. 

                            

Фото: Unsplash, Pixabay 

Поделиться в соцсетях