background picturebackground picture

Выбрать роль активного отца: “Я понял, что хочу заботиться о своих детях прямо сейчас”

Родители

5

Вовлеченные в процесс воспитания мужчины из Северной Европы и России рассказывают о своем опыте и вдохновляют других

Декретный отпуск помогает отцу понять, что сидеть дома с детьми — непростая работа, говорят мужчины, которые вовлечены в родительство наравне с матерями. Однажды они решили быть рядом со своими маленькими детьми не только по вечерам. Почему они сделали этот выбор? Что объединяет тех, кому нравится тесное общение с малышами?

В странах Северной Европы для отцов существует специальный отцовский отпуск, и доля мужчин, которые им пользуются, растет. В 2018 году она составляла 11% в Финляндии и Дании, 19% в Норвегии, по 29% в Исландии и Швеции. В России таких отпусков нет, но любой из родителей может уйти в декрет. Доля отцов, которые согласились бы сидеть с ребенком после его рождения, в 2015 году в нашей стране составляла всего 3%.

Исследования, проведенные в разных странах, показывают пользу вовлеченного отцовства для всех членов семьи. Оно делает отца счастливее, положительно влияет на его здоровье и самочувствие. Ребенок, которого с самого раннего возраста воспитывают и мама, и папа, лучше учится, быстрее адаптируется в обществе и чувствует себя более защищенным. Когда у матери есть возможность разделить заботу о детях с партнером, она реже страдает от послеродовой депрессии.

Истории мужчин из нескольких стран Северной Европы и России, собранные в книге «Nordiс dads», объясняют главную мотивацию активных отцов (при разнице их жизненных сценариев): желание общаться с детьми, отвечать за них, быть рядом с ними, видеть их взросление с самого раннего возраста.

Сегодня мужчины в ответе на вопрос «Что такое мужественность для вас?» называют не только карьеру и материальное обеспечение семьи, но и активное отцовство: заботу о ребенке, стремление проводить больше времени с семьей. «Я понял, что у меня только одна жизнь, что я хочу заботиться о своих детях прямо сейчас, что не могу упустить шанс установить с ними близкие отношения», — примерно так отвечали отцы, побывавшие в декрете, на вопросы социологов. 

«У все большего числа российских мужчин появляется желание узнать ребенка в младенчестве, а не в 5–6 лет, когда с ним можно связно разговаривать на относительно сложные темы, — говорит социолог Елена Рождественская. — Но это не приводит к тому, что мужчины чаще берут декретный отпуск. В России это обусловлено позицией руководителей трудовых коллективов, которые не воспринимают мужчину как человека, который будет брать отпуск по уходу за ребенком».

Чтобы отец стал более активным, ему необходима моральная поддержка жены. В нашей стране многое определяется еще и экономической ситуацией в семье: если отец берет декрет, то мать должна обеспечивать семью, а для этого ей нужна высокооплачиваемая работа и возможность профессионального роста.

7 примеров отцовской мотивации

Мне было больно, что дети растут без меня

У 38-летнего Алексея и его жены Елены — трое детей. К активному родительству мужчина пришел после рождения младшего сына. До этого он много работал, занимал высокую должность в международной консалтинговой компании, но в какой-то момент понял: больше так нельзя. «Дело не только в том, что Лене стало еще тяжелее справляться, — главное, у меня появилась потребность проводить больше времени с детьми. Вдруг понял, что упускаю то, что больше не повторится никогда. Ведь маленькие дети очень быстро меняются. Я ощущал просто физическую боль, оттого что все это происходит без меня».

Надо ли с ребенком обязательно специально чем-то заниматься? Нет, считает Алексей. «На самом деле можно даже ничего особенно не делать, главное — быть рядом. Когда я работал, мы с детьми тоже делали что-то время от времени, но быть вместе, постоянно общаться — это совершенно другое, и это бесценно. Что касается занятий, то мне больше всего нравится вовлекать детей в свои хобби: если путешествовать, то с ними, если кататься на велосипедах, то вместе. Еще я занимаюсь триатлоном. Для него они пока маловаты, но было бы здорово когда-нибудь потренироваться с дочками или сыном!»

Я хотел ругаться с детьми из-за уроков

Шведскому программисту Эссе 33 года. Молодой отец использует отцовский отпуск, чтобы часть недели быть рядом со своей младшей дочерью Ши, которой еще не исполнилось года. Кроме малышки, в семье Эссе и его жены Тиры воспитываются еще трое детей: сын Эссе от его бывшей подруги, двое детей Тиры от первого брака. У Эссе и Тиры — профессии, которые не требуют непременного присутствия в офисе. Эссе говорит, что специально думал о программировании: «Я хотел иметь работу, позволяющую проводить как можно больше времени с семьей».

Что для него значит быть хорошим отцом? «Быть рядом с детьми. Проводить с ними время — не в праздники, а каждый день. Быть хорошим отцом — это не водить детей в кино по воскресеньям пару раз в месяц, а ругаться с ними из-за несделанных уроков, самому укладывать их спать, слушать, когда они хотят вам что-то сказать, или не слушать, когда уже нет сил, и честно признаться: „Давай завтра?“ Быть хорошим отцом — это наблюдать, как воспитывают детей матери, и стараться делать то же самое».

Я хотел установить с сыном особенные отношения

47-летний швед Даг ушел в отцовский отпуск, когда его сыну Рикарду исполнился год (с рождения с ним сидела мама, жена Дага), и 9 месяцев провел с ним дома. После этого ребенок отправился в детский сад, а Даг продолжил работать — он директор железнодорожной компании. Зачем ему понадобился декрет? Даг говорит так: «Я хотел побыть с сыном подольше: чтобы получше узнать его и чтобы у нас установились особенные, близкие отношения».

Даг и его жена поощряют сына учиться. За успехи в учебе (например, хорошую работу на уроке) Рикард получает от родителей звездочку, а за 10 звездочек — 50 крон (примерно 5 евро). Даг считает, что этот метод не только мотивирует сына, но и помогает понять ценность денег.

Несмотря на то, что семья обеспечена, родители не балуют сына: «Не думаю, что мой сын должен получать все, на что он покажет пальцем. Надо уметь говорить нет — для его же блага, иначе у ребенка может сложиться превратное впечатление о том, как устроена жизнь».

Мне нравится, что я нужен детям

Норвежцу Вильхельму — за 30, и он находится в отцовском отпуске с двумя своими сыновьями-близнецами, Бьёрном и Туром. Его подруга Луиза, мама мальчиков, учится на врача. Заботиться о детях для Вильхельма — в порядке вещей. «Заниматься детьми с самого их рождения — не только обязанность, но и то, что наполняет жизнь смыслом. Я очень хорошо знаю своих сыновей, и мне это нравится. Нравится чувствовать, что я им нужен и что мы с ними близки».

Вильхельм, который до декрета работал медбратом в реанимации, рассказал, как им с Луизой удавалось побыть вдвоем, когда их дети родились: «Один спит половину ночи, а другой бодрствует, потом второй засыпает, а первый просыпается. И так день за днем, вернее, ночь за ночью. Сейчас мальчишки, к счастью, спят хорошо, но когда они были совсем маленькие, приходилось тяжело.

Мы практически не спали, у нас с Луизой совсем не оставалось времени друг на друга. Нас выручал ее отец, у которого по четвергам был выходной. Он приходил, гулял с близнецами час-другой, а мы могли остаться вдвоем.

Это очень помогало сохранить отношения. Уже во вторник мы думали: «Ура, всего два дня, и мы немного передохнём!»

Я научился признавать, что был не прав, и просить прощения

В семье финнов Маркуса и его жены Йенни трое детей — после рождения каждого Маркус уходил в отцовский отпуск (по образованию он физиотерапевт и работает по специальности). Кроме того, год он провел дома с двумя младшими детьми, когда однажды потерял работу. «Благодаря детям я понял, кто я такой, и мне нравится быть собой — человеком, который не зависит от должности на работе, от денег или от титула „Отец года“. У меня прекрасная семья, и я люблю проводить время с Йенни и детьми».

Что делать, если маленькие дети раздражают отца, который все время рядом с ними? «Время от времени дети вызывали у меня массу негативных эмоций. Раздражение, разочарование, даже ярость. Подобные чувства я раньше практически никогда не испытывал — ни в отношениях с близкими, ни на работе, поэтому совершенно не был к этому готов.

Сначала я очень испугался… Но потом понял, что когда двое детей весь день сидят у меня на коленях и нет ни времени на себя, ни своего личного пространства, то уставать и раздражаться — нормально, казнить себя за это не надо.

И я научился еще одной вещи: просить прощения. Пусть дети тогда еще не особо разговаривали, но если мне случалось вспылить, я брал их потом на руки, объяснял, что папа устал, и обязательно извинялся за свое поведение. Это было очень важное открытие для меня как отца: если я не прав, я должен быть мужчиной и признать это».

Я сделал наконец правильный выбор: работа теперь на втором месте

У жителя Исландии Рунольфура есть взрослые сыновья от первого брака — старшему уже за 30. Активное родительство вошло в его жизнь с рождением младшей дочери Сигрун, которой 4 года. Когда у Рунольфура, которому сейчас 57 лет, появились сыновья, он был молод, отцовского отпуска не брал, потому что учился и работал, чтобы обеспечивать семью. «Я и в свободное время ими не занимался! Зато вел очень активную общественную жизнь… Как многие молодые люди, я был очень честолюбив. … Мне жаль, что тогда я сделал неправильный выбор и не был хорошим отцом для сыновей. Сейчас все по-другому. Каждый день я забираю дочь из садика и с четырех до восьми больше ничем не занимаюсь. Никаких встреч, никаких дел. Работа теперь для меня на втором месте».

Не отказывайте ребенку в его просьбах сразу, советует Рунольфур, и соблюдайте правила, которые ввели. «Если ребенок подходит и просит: „Можно мне вот это?“ — то вместо того, чтобы, как обычно, тут же ответить: „Нет!“ — подумайте: есть ли серьезные причины для отказа? И если их нет, просто скажите: „Да, конечно, можно“. Но вы должны быть последовательны и не нарушать те правила, которые сами установили. Я за то, чтобы правил было немного, но их нужно железно соблюдать… Конечно, правила стоит вводить, только когда они действительно нужны».

Помню ощущение счастья от участия в жизни любимых людей

37-летний фотограф Йоханнес из Финляндии — папа троих детей: двух сыновей и дочери. Младшая дочь Лилья — особенный ребенок, у нее ДЦП, множественные нарушения развития, она не говорит и не ходит. Йоханнес брал отцовский отпуск после рождения всех своих детей. «Мой отец много работал и мало мной занимался, а я решил, что хочу для своих детей другого — и все для этого сделаю. Никаких сложностей, даже когда оставался один, у меня не возникало. Помню только ощущение собственного счастья от того, что принимаешь участие в жизни любимых людей».

Как не бояться собственных детей? Йоханнес говорит, что перед их рождением нужно беседовать о том, как их растить, со своей половиной: «Иногда при разговоре с молодыми родителями складывается впечатление, что дети появляются сами и довольно неожиданно, типа: „Упс! Привет, малыш! Как дела?“ Мы с Ниной еще до рождения Эмиля [старшего сына Йоханнеса] много говорили о том, какими родителями хотим быть, и, в частности, обсуждали наше отношение к особенным детям. Уверен, что это помогло: мы оба всегда знали, что можем друг на друга рассчитывать».

                         

Источник:

Александр Фельдберг, Роман Лошманов «Nordic Dads. 14 историй о том, как активное отцовство меняет жизнь детей и их родителей» (Манн, Иванов и Фарбер, 2019) 

Фото обложки: Коллекция/iStock 

Поделиться в соцсетях