background picturebackground picture

Почему родители так тревожатся за детей?

Родители

341

Уровень тревожности связан с потоком противоречивой информации и общим ощущением небезопасности

Уровень родительской тревоги в последние годы очень сильно вырос. Причем  мы обычно боимся не чего-то конкретного, а переживаем вообще, заранее, «на всякий случай». О том, почему тревожность нам мешает и как с ней справляться, рассказывает семейный психолог Елена Чепцова.

Тревога — эмоциональное состояние, которое обычно возникает в случае неопределенной опасности. Бывает тревога ситуативная, частная, когда в целом все в порядке, но в какой-то сфере жизни ожидается проблема. Но встречается и другая тревога — личностная, общая, возникающая без видимых причин. Она становится чертой характера и ее называют тревожностью.

Отсутствие безопасности

Лет тридцать назад к свободному перемещению младших школьников по городу в одиночестве относились абсолютно спокойно. Сейчас подобное наверняка повергнет в ужас знакомых, друзей, соседей, а заодно и правоохранительные органы. В СМИ довольно много сообщений о страшных случаях с детьми, оставшимися без присмотра. Сегодняшнее отношение к безопасности в обществе оказывает очень сильное влияние на родителей. Их тревога высока, и они не знают, что с этим делать.

Родительская тревога о безопасности ребенка — это вершина огромного айсберга, который разрушает, как правило, самого тревожащегося родителя, но страдают и окружающие, и отношения с детьми. 

Тревожному человеку трудно расслабляться и легко болеть. А когда на тебе лежит огромная ответственность — за жизнь и безопасность твоего ребенка — расслабляться становится и вовсе невозможно, болеть некогда, и поэтому у высокотревожных родителей так часты психосоматические хронические заболевания: проблемы с давлением, пищеварением, кожей, дыханием. Головокружения и нарушения сна тоже нередко связаны с тревогой.

С тревожными родителями бывает очень сложно общаться. Но если помнить, что чаще всего такие родители переживали очень небезопасные ситуации в прошлом, не чувствуют себя в безопасности в настоящем и не ждут ничего хорошего от будущего, становится понятно, что такая тревога — абсолютно естественная реакция на ненормальные обстоятельства.

Взрослые сильно переживают о физической безопасности ребенка. Боятся, что его украдут, убьют, случится теракт в школе, насилие со стороны незнакомых людей. На втором месте — тревога о здоровье. Вдруг ребенок уже болеет чем-то, чего пока не видно? Или заболеет обязательно в будущем из-за прививок, плохой экологической обстановки, или станет алкоголиком, наркоманом, игроманом.

Широко распространена тревога о социальной безопасности. Родители очень переживают о том, что ребенок подвергнется травле, не сможет отказать друзьям, которые предлагают ему что-то незаконное или опасное, послушается незнакомого человека или просто окажется некомпетентным в какой-то новой социальной ситуации.

Новые обстоятельства

Что же произошло? Почему именно сейчас такой высокий уровень тревоги у родителей? Факторов, повлиявших на рост уровня тревоги, много. Один из них — изменение общественного отношения к детству вообще и к родительской ответственности в частности. Кто отвечал за смерть младенца в начале XX века? Божье провидение. Кто виноват в насморке ребенка любого возраста сейчас? Правильно, недоглядела мать. А если учесть весь объем ответственности, который лежит на плечах современных взрослых людей, имеющих детей, становится понятно, что родители не справляются, истощаются, тревожатся…

Раньше, в конце XIX — начале XX века, существовали вполне понятные, общепринятые правила того, как воспитывать детей, как общаться друг с другом. В разных обществах они были разные, но вполне определенные, и на них можно было опираться. В конце 80-х и особенно в 90-х годах в постсоветском обществе появились абсолютно разные представления о том, как правильно воспитывать детей. Они действительно очень противоречивы, и непонятно, на что родителям следует опираться.

Сильно изменилось отношение в обществе к понятию «ответственный родитель». Гиперопекающие родители получают и самоодобрение, и позитивную оценку со стороны окружающих. Общество стало детоцентричным. Новые формы предполагают адаптацию к изменениям, и, конечно, при утрате старых ориентиров тревога возрастает.

В наши дни семья переживает существенную трансформацию. Роль женщины в семье меняется. Женщина стала более свободной в самореализации, но ответственности у нее стало еще больше — и на работе, и дома. С этим непросто справиться.

Несмотря на изменение семейных ролей, социологи говорят о том, что семья по-прежнему имеет для нас большое значение и традиционные семейные ценности сохраняются.

Избыток информации и противоречивые установки

Интенсивность и особенности переживаний — это индивидуальные моменты, которые зависят от особенностей нервной системы каждого конкретного человека. Но повышению тревоги каждого родителя сейчас очень способствует наличие огромного количества различной информации по вопросам воспитания ребенка.

Это должны быть традиционные методы или современный подход? Выбор часто непростой. Особенно если к нему подключаются другие члены семьи и нет общей позиции. Родители часто испытывают растерянность перед лицом противоречивых рекомендаций. Иногда можно бить ребенка или все-таки нельзя бить ребенка? Должны быть ограничения или нет? Можно оставлять дома одного или нельзя ни при каких обстоятельствах? Разобраться во всей этой информации родителям бывает сложно.

Огромное значение имеет личный опыт родителей. Сегодня растет уровень психологической грамотности, и современные взрослые пересматривают, переоценивают свой детский опыт.

Многие ситуации из детства выглядят для сегодняшних взрослых иначе. Родители понимают, что «раньше к этому по-другому относились, но я не хочу, чтобы что-то подобное происходило с моим ребенком». Но им часто не хватает более конструктивных навыков общения с детьми, они продолжают воспроизводить устойчивые паттерны поведения, и это противоречие тоже повышает тревожность.

Гиперопека может стать угрозой развитию

Если мы видим семью с запредельно высокой тревогой о безопасности ребенка, то чаще всего это семья с очень закрытыми, жесткими границами. Семьи с глубокой травмой, в которых для ребенка создается безопасное пространство, как правило, полностью закрытое от внешнего мира. Чем все заканчивается в такой ситуации? Ребенок либо сильно подавлен, и его развитие нарушается, либо он сбегает, и тогда чаще всего его приходится спасать: ведь он не знает, как себя вести в разных сложных ситуациях и, естественно, подвергается серьезной опасности.

Родители часто не отпускают ребенка от себя, считая его слишком маленьким. Нередко это происходит оттого, что родитель находится в некотором слиянии с ним и, не доверяя себе, не доверяет и ему тоже.

Очень часто тревога о безопасности ребенка помогает родителям, бабушкам и дедушкам найти совместные активные занятия. Они много общаются между собой по поводу того, кто должен отвезти ребенка, кто должен забрать, созваниваются. У родителей и других взрослых появляется отличное совместное дело, но вот только ребенок в такой ситуации никого не интересует. Ребенка не спрашивают о его чувствах и желаниях. Часто такие родители даже не могут описать своего ребенка, рассказать, какой он на самом деле. Иногда гиперопека доходит до того, что родители полностью «поглощают» ребенка. Интенсивная забота — это прекрасно, если при этом ребенок остается полноценным субъектом отношений, а не становится безгласным объектом семейной ситуации, которая ограничивает его развитие.

Поскольку мир небезопасен в принципе, никто не может гарантировать родителю, что с его ребенком не произойдет ничего страшного.

Родительская тревога — это нормально, если она не запредельна, не лишает ребенка свободы и не приводит к нарушению его развития. 

Важно, чтобы тревога была частной, касалась вполне определенных ситуаций: умеет ли ребенок вести себя правильно, если к нему на улице обращается незнакомец, а мамы рядом нет; знает ли ребенок, где и у кого можно получить помощь в сложной ситуации; сможет ли ребенок сказать «нет», когда это потребуется? Тревога должна быть переносимой для взрослых и конструктивной: если ребенок чего-то важного не умеет, мы всей семьей постараемся научить его и будем обеспечивать его безопасность до тех пор, пока он не научится справляться сам.

Наша задача — помочь стать самостоятельными

В силах взрослых помочь детям стать самостоятельными. Чтобы сделать это максимально безопасно для ребенка, важно знать и учитывать возрастные особенности, не перегружать его непосильными задачами, но и не делать за него то, с чем он вполне может справиться сам.

Если в семье решили, что ребенку пора учиться чему-то новому, делать что-то самостоятельно, не рекомендуется сразу менять семейные правила и устои: резкие изменения лишь повысят тревогу. Только последовательные, постепенные, согласованные со всеми членами семьи перемены, когда всем понятно, что происходит, могут приблизить родителей к цели.

Как работать с собственной тревожностью

Если родителям сложно справиться с собственной тревогой, они могут обратиться за психологической помощью к специалисту, которому смогут довериться.

В современном мире тревожиться о безопасности — своей или своего ребенка — вполне нормально, но если это мешает жить вам или вашей семье, ограничивает развитие вашего ребенка, лучше с помощью психолога понять, как можно улучшить ситуацию.

Одним из способов справиться с тревогой может стать тренинг безопасного поведения для детей и родителей. Такой тренинг может стать важной ступенью к достижению цели — обретению адекватного уровня тревоги относительно безопасности своего ребенка.

В случае не очень сильной, переносимой тревоги обычно помогают общие рекомендации: соблюдение спокойного, неспешного режима дня, достаточный сон и полноценное питание, отсутствие эмоциональных перегрузок, предсказуемость и запланированность действий, регулярная посильная физическая нагрузка, поддержка близких, внимание к себе и, конечно, конструктивные действия, направленные на устранение причин тревоги.

Источник:

Выступление «Не разговаривай с незнакомыми!» на конференции «Семья в современном мире: трансформация психотерапии» (Москва, 28‒29 сентября 2019 года)

Фото: Unsplash

Поделиться в соцсетях