background picturebackground picture

Почему родители бьют детей

Родители

1117

Понять причины физического насилия, чтобы научиться действовать иначе

Каждый родитель рано или поздно оказывается в трудной ситуации, когда ребенок вопреки запрету поступает по-своему. Что делать с непослушанием и как наказывать провинившегося? Часто родители повторяют те способы наказания, которые применяли к ним в детстве, в том числе физическое насилие. Можно ли прервать эту «традицию»?

О чем говорит насилие

Откуда у родителей берется желание применить насилие к ребенку? Какую цель преследует мать или отец, когда шлепает, бьет по рукам, хватается за ремень? Психолог Людмила Петрановская выделяет несколько типов родительского насилия.

1. Спонтанная реакция на опасность. Это когда мы ведем себя, по сути, на уровне инстинкта, как животные, в ситуации непосредственной угрозы жизни ребенка.

2. Попытка ускорить разрядку. Представляет собой разовый шлепок или подзатыльник. Совершается обычно в моменты раздражения, спешки, усталости. В норме сам родитель считает это своей слабостью, хотя и довольно объяснимой. Никаких особых последствий для ребенка не влечет, если потом он имеет возможность утешиться и восстановить контакт.

3. Стереотипное действие, «потому что так надо», «потому что так делали родители», это принято в культуре, таков обычай. Такое наказание может быть разной степени жестокости. Обычно при этом родители не вникают в подробности проступка, мотивы поведения ребенка, поводом становится формальный факт: двойка, испорченная одежда, невыполнение поручения. Встречается чаще у людей, не способных к эмпатии (в том числе и из-за аналогичного воспитания в детстве). Менее чувствительный ребенок не воспримет такое наказание как унижение; чувствительного ребенка оно может очень ранить. К психологам такие родители не обращаются, в обсуждениях темы не участвуют, ибо не видят проблемы и не задумываются. Часто и сам ребенок не видит тут проблемы, принимает побои как данность.

4. Стремление передать свои чувства. Насилие как высказывание, как акт коммуникации, как последний довод («чтобы он понял, наконец») сопровождается очень сильными чувствами родителя, вплоть до измененного состояния сознания («сам не знаю, что на меня нашло»). Часто потом родитель жалеет, чувствует вину, просит прощения. Часто бывает на фоне переутомления, нервного истощения, сильной тревоги, стресса.

Последствия зависят от того, готов ли сам родитель это признать срывом или, защищаясь от чувства вины, начинает насилие оправдывать и выдает себе индульгенцию на насилие «раз он слов не понимает». Тогда ребенок становится постоянным громоотводом для родительских негативных чувств.

5. Неспособность взрослого переносить несоответствие поведения ребенка своим ожиданиям. Часто возникает у людей, в детстве не имевших опыта защищенности. Особенно если они возлагают на ребенка ожидания, что он восполнит их эмоциональный голод, станет «идеальным ребенком». При столкновении с тем фактом, что ребенок этого не может и/или не хочет, испытывают ярость и себя не контролируют. Ребенка вообще-то страстно любят, но в момент приступа люто ненавидят, то есть смешанные чувства им не даются, как маленьким детям. Так ведут себя нередко воспитанники детских домов или отвергающих родителей. Этот вид насилия очень опасен, так как в приступе ярости и убить можно. Собственно, именно так обычно и калечат, и убивают...

6. Месть. Не так часто, но бывает. Последствия такого поведения печальны. Аутоагрессия, суицидальное поведение ребенка. Если родитель так сильно не хочет, чтобы ребенок жил, тот чаще всего слушается и находит способ.

7. Садизм. Избиение подается не как акт насилия, а как, так сказать, акт сотрудничества. Родители требуют, чтобы ребенок сам принес ремень, чтобы сказал потом «спасибо». Говорят: «Ты же понимаешь, это тебе во благо, я тебя люблю и не хотел бы, я тебе сочувствую, но надо».

Если ребенок поверит, система ориентации в мире у него искажается. Он начинает признавать правоту происходящего, теряет способность к нормальным отношениям, построенным на безопасности и доверии. Иногда подросший ребенок убивает или калечит своего мучителя. Иногда обходится просто ненавистью к родителям. Последний вариант самый здоровый при подобных обстоятельствах.

8. Уничтожение субъектности. Субъектность — это способность человека осознавать себя, осознанно выбирать, отдавать себе отчет в своих действиях, быть субъектом (стратегом) собственной жизни. Субъектность проявляется в активности, креативности, самостоятельности. При уничтожении субъектности цель родителя — именно сломать волю, сделать ребенка полностью управляемым. Признак такого насилия — отсутствие стратегии, непредсказуемость наказания.

По мнению Людмилы Петрановской, чаще всего встречаются пункты 3 и 4, то есть насилие по привычке, как стереотипное действие, принятое в данной культуре, и насилие как коммуникация, способ передать свои сильные чувства.

Два плохих сценария

Домашнее насилие наблюдается примерно в каждой четвертой российской семье; ежегодно более 50 тысяч детей убегают из дома, спасаясь от жестокого обращения. Основные причины конфликтов между родителями и детьми: успеваемость в школе — 32,7%, нарушение правил поведения, установленных родителями — 23% и непонимание — 17%. О том, что в их семьях применяется физическое наказание, заявили 41,5% опрошенных. Таковы результаты опроса, проведенного в 2015 году по заказу Фонда поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации.

"Насилие по отношению к детям — плоть от плоти всего семейного насилия. Мужья и жены бьют друг друга и, естественно, бьют детей. Многие ячейки общества динамично живут с насилием, самоутверждаясь с его помощью. Проблема в том, что такие родители никогда не изучали, как общаться с окружающими без крика. Им кажется, что чем больше они кричат, тем лучше, ведь это и есть правильное воспитание«,- считает заведующий отделом медицинской психологии Научного центра психического здоровья РАМН, один из ведущих специалистов по психологии насилия Сергей Ениколопов.

Возникает порочный круг, когда родители бьют детей, те вырастают и бьют своих детей, и так происходит и дальше. У подвергавшихся насилию детей — два основных жизненных сценария. Повзрослевший человек становится либо агрессором, либо жертвой. «Дети усваивают тот факт, что насилие со стороны самых близких людей — это норма, — объясняет психолог, руководитель департамента коммуникаций Фонда поддержки детей Оксана Иванникова. — Отсюда берутся жены, которых годами избивают мужья. Отсюда берутся дети, которые избивают одноклассников и выкладывают это в сеть. Дедовщина — это тоже результат усвоения нормы „сильный может бить слабого“. Некоторые жертвы насилия, помня свой собственный детский печальный опыт, решают и вовсе не заводить семью и детей».

Научить родителей действовать иначе

В Фонде поддержки детей считают, что ужесточение законодательства вряд ли может исправить ситуацию. Ответственность за происходящее лежит прежде всего на родителях, которые должны отнестись к проблеме осознанно. «Необходимо протянуть родителям руку помощи, объяснить, что чувствует ребенок, когда его бьют, каковы будут последствия для его психики, как пострадают их взаимоотношения в будущем. Ведь родители и дети — это самые близкие друг другу люди, и они должны остаться таковыми. Насилием и жестокостью родители лишают детей успешного будущего, а себя — их любви, доверия, помощи», — считает Оксана Иванникова.

   

Источники:

Региональное информационное агентство МО

Онлайн-журнал «Вестник Психологии»

Поделиться в соцсетях