background picturebackground picture

“Хвалите!”

Подростки

62

Академик РАО Марьяна Безруких о том, как построить отношения с подростком

Гормональная буря подросткового возраста начинается в 9 лет. Позже она сменяется бурей психологической. О том, как протекает этот нелегкий период и как помочь подростку и себе, говорит академик РАО, директор Института возрастной физиологии РАО доктор биологических наук, профессор Марьяна Михайловна Безруких.

Нельзя отмахиваться от вопросов детей

Часто родители говорят [про своего ребенка]: «Ему 10 или 11 лет, он вообще не разговаривает со мной, ничем не делится». Когда начинаешь анализировать эту ситуацию, оказывается, что проблема застарелая, и ребенок «не разговаривает» очень давно. Нельзя отмахиваться от вопросов детей. Нельзя оправдывать себя тем, что не хватает времени, что вы замотаны жизнью.

Если мы хотим, чтобы ребенок был «наш», чтобы он не стал чужим, мы должны разговаривать с ним.

И начинать это делать нужно не в подростковом возрасте, когда нужно на какое-то время притихнуть, успокоиться и, может быть, не навязывать себя ребенку, а ждать, когда он «придет». А он придет и будет говорить с вами, если вы разговаривали с ним раньше, если вы были на его стороне. Никогда к вам в подростковом возрасте не придет ребенок, который чувствовал непонимание, у которого не было поддержки, которому вы когда-то, может быть, один раз, когда он пытался вам пожаловаться на какую-то ситуацию — мальчишки бьют, кто-то не понимает, кто-то дразнится, учительница неправа — вы сказали: «Сам виноват, разбирайся сам».

Еще хуже, если вы наказывали ребенка. Я уж не говорю о физических наказаниях, потому что сегодня физически наказывать подростка может только родитель, совершенно не понимающий, что он этим унижает сам себя.

«Бес вселился»

Подростки колючие, очень эмоциональные, подростки кажутся нам очень нетерпеливыми и нетерпимыми, и это все так и есть.

Часто жалуются, говорят: «Был такой замечательный ребенок, такой послушный! Слова поперек не говорил, и в него в 10–11 лет словно бес вселился». 

Да это не бес в него вселился. Просто в развитии ребенка есть период, когда ребенок чувствует, что он вам подчинен, когда вы можете проявить всю жесткость своих требований и решений, требовать беспрекословного подчинения и безусловного выполнения всех ваших распоряжений. Родители часто считают, что если они не кричат, не бьют, то можно все. Не думая о том, что ласковым голосом можно психологически убивать ребенка. Ту пружину, которую вы закручивали в дошкольном и в младшем школьном возрасте, не думая о том, что эта пружинка когда-то распрямится, мы получаем в раннем подростковом. Это, как правило, 9–10 лет.

Подростковый возраст начинается в 9 лет

Многие родители считают, что подросток — это 12–13–14–15 лет. Я вам должна сказать, что ранний подростковый возраст — это 9–10 лет.

Это тот возраст, когда ребенок незаметно уходит из-под вашей власти и контроля. 

Может быть, он еще не проявляет себя, еще не сопротивляется так явно, как начнет сопротивляться лет в 11–12. Почему? Потому что гормональный скачок дает повышенную эмоциональность, неустойчивость настроения, эмоциональную колючесть, острое реагирование.

Вчера вы могли посмеяться над его фигурой, телом, еще над чем-то, а сегодня это уже невозможно. Ваша дочка начинает рыдать, потому что вы сказали что-то не так про брюки, которые стали тесноваты, или про платье. Это начинается в 9–10 лет. Это возраст, когда ребенок переходит в 5 класс.

Гормональная буря в 5 классе

5 класс — это новые условия школьной жизни, новые требования. Я не знаю, задумывался ли кто-то из вас над тем, что приходится делать пятикласснику, у которого гормональная буря, снижен ресурс когнитивных возможностей: снижены возможности памяти, внимания, восприятия, организации деятельности. А мы требуем от него гораздо больше, чем год назад. Мы требуем, чтобы ребенок шесть раз в течение дня включился в новый вид деятельности, в новый темп речи преподавателя, в его требования, чтобы он активно концентрировал внимание, а у него нет ресурса. К сожалению, школа этого никак не учитывает.

Переход в подростковый возраст — этап сильнейшей гормональной бури, которая утихает к 14 годам, когда мы считаем: «Вот они, фокусы, начинаются». 

Фокусы начинаются гораздо раньше. Мы часто не обращаем на них внимания. И ребенок «уходит».

Права «по старшинству» больше нет

В подростковом возрасте значимость взрослого как референтного человека, на мнение которого стоит полагаться, падает. Более значимыми становятся сверстники.

Родители очень часто недовольны сверстниками и друзьями своего ребенка, им многое не нравится. И вот это «не нравится» часто отталкивает ребенка. Может быть, того, кто не нравится, привести в дом и понять — может быть, ваши опасения напрасны, или убедиться, что они не напрасны, но иметь аргументы, не просто «не нравится».

Понимаете, подросток ничего не принимает на веру. На веру принимает дошкольник или младший школьник лет до 9. 

Больше того, в этом возрасте нет «права по старшинству». «Я старше, я родитель, я лучше знаю» — это не аргумент. Нам очень трудно бывает с этим смириться, но это так. Когда мы говорим ребенку: «Бабушка права, потому что она старше», мы теряем свой авторитет. «Права по старшинству» нет лет с 9 и дальше на всю жизнь.

Очень часто родителям больно и непонятно — они же стараются. Они делают все, чтобы ребенку было комфортно. Но часто наше представление о том, что нужно ребенку, — это наше представление, это не потребность ребенка. Когда мы это обсуждаем с родителями, мне говорят: но мы правда лучше знаем.

Понимаете, вы должны дать ребенку аргументы и позволить ему убедиться, что вы правы. При этом важно никогда не говорить: «А я тебя предупреждал». Потому что так мы указываем на то, что правы по старшинству, а не по аргументам.

Я уже сказала, что подростковый возраст начинается в 9–10 лет. Девочки созревают немножко раньше, примерно на год-полтора, но к 14–15 годам практически у 95% подростков период полового созревания с точки зрения физиологии заканчивается. И начинается буря психологическая: буря самоопределения, поиска себя, своей будущей профессии.

Буря самоопределения, или Почему ребенок должен пробовать

Есть много исследований, которые показывают, что определение своих интересов и потребностей происходит примерно к 12 годам. Чтобы это произошло, мы должны позволить нашему ребенку-дошкольнику пробовать.

Одним детям подходят только коллективные виды спорта, а другим только индивидуальные, например, теннис. Но ребенок с нарушениями внимания в теннис играть никогда не сможет, и родители должны это понимать, объяснять ребенку и помогать ему.

Очень часто родители выбирают секцию или вариант какой-то творческой деятельности, которая нравится им, а ребенок молчит какое-то время, и часто довольно долго. Есть дети, которые идут в музыкальную школу и через год говорят нет. А есть дети, которые заканчивают ее, тратя на это много сил и энергии, и больше никогда не подходят к инструменту. Я думаю, что среди родителей многие пережили подобную ситуацию.

Когда подрастают наши дети, мы об этом благополучно забываем и считаем, что музыкальная школа, спортивная секция или еще что-то по нашему выбору обязательны, и требуем, чтобы ребенок подчинился. Он будет подчиняться лет до 9–10. 

Если ему не нравится, он либо перестанет заниматься, либо будет втихаря сопротивляться. Толку от этих занятий не будет никакого, но формально ребенок продолжит занятия.

Слабость лобных отделов у подростков

Гораздо сложнее со школой. В начале периода полового созревания появляется особенность регуляции деятельности, которая создает большой комплекс проблем, а мы считаем, что он «фокусничает», что он скатился на тройки, потому что «не старается». Это относительная слабость лобных отделов (это фронтальные отделы коры, которые обеспечивают произвольный контроль мотивационных аспектов деятельности).

Мы говорим, что у ребенка упала мотивация к учебе. Она упала потому, что так работает мозг. 

Откуда берется мотивация

Мотивация поддерживается двумя факторами: интересом — то есть ему должно быть интересно — и тем, что у ребенка должно получаться. Если мы ставим перед ребенком невыполнимо трудную задачу, он очень быстро откажется. Я повторяю: невыполнимо трудную. Потому что если задача сложная, интересная, и ребенок может ее решить, пусть с вашей помощью, но он может достичь успеха, тогда следующий этап может быть чуть более сложным.

К сожалению, бывает, что и в школе ребенок оказывается в ситуации непреодолимой сложности. 

Задача взрослого — понять, в чем проблема, а не обвинять в лени: «В 4 классе у тебя были пятерки, а теперь тройки, ты не стараешься».

Возможно, задачи, которые сейчас стояли перед ребенком, ему не по силам. Возможно, ему не хватает ресурса. Может быть, у него так много дополнительных занятий, что он не может сесть, сконцентрироваться на 20 минут и решить все задания по математике. А потом где-то по ходу решить и другие задачи.

У очень многих детей режим дня расписан по минутам. 

Недосып и низкий ресурс

Наши многолетние исследования показывают, что подростки практически все за редким исключением недосыпают больше чем час-полтора. Плюс они не гуляют, не бывают на воздухе, в лучшем случае в воскресенье они могут «надышаться». Но надышаться нельзя и отоспаться нельзя. 

Мы должны хорошо понимать, что перегруженный подросток будет неизбежно терпеть неудачи. 

Что делать? Может быть, снять какие-то дополнительные нагрузки на этот период — на 5–6 класс. И если ребенок не горит желанием идти на тренировку, то, может быть, эти тренировки исключить на какое-то время? А может быть, навсегда. То же самое касается музыкальной школы.

Слово «старайся» не работает

Еще одна очень важная вещь — повышенная реактивность так называемой системы награды. Понимаете, наш мозг очень специфически реагирует на положительное подкрепление. И если взрослый человек может адекватно отреагировать и на отрицательное подкрепление, то ребенок очень остро реагирует именно на положительное. Любой родитель вам скажет: «Вот если похвалю, он готов вывернуться наизнанку». Так хвалите! Его мозг в этом возрасте требует положительного подкрепления.

Найдите, за что похвалить. Но мы чаще подростка ругаем, потому что есть за что поругать. 

А ругать не стоит, хотя обсуждать то, что не получилось или вам не нравится, нужно. Не эмоции нужны («мне не нравится, меня огорчило, как я буду в глаза смотреть, учительница тобой недовольна» — это все эмоции), а конструктивное решение. Что у ребенка не получается, почему? Это нужно разобрать и найти вариант, как ему помочь. Мы должны понимать и отделять свои собственные эмоции от конструктивной помощи и конструктивного решения. А слово «старайся» не работает.

Осторожнее с негативными оценками

Системы мозга, которые обеспечивают контроль поведения на основе отрицательной обратной связи, у подростка могут быть неадекватны.

Часто родители говорят, что они сделали замечание или над чем-то пошутили и увидели неадекватную, непонятную реакцию. Так реагирует мозг на отрицательное подкрепление. Гораздо более бурно, чем вы могли бы ожидать. Поэтому осторожнее с отрицательными, негативными оценками, особенно личности подростка, его отношения к чему-то, его тела — это вообще табу. Если обсуждать, то очень осторожно и корректно.

Слово «успокойся» только увеличивает стресс

У подростков очень высокая реактивность систем на стресс, в том числе и на стресс взаимодействия со взрослыми. Сейчас мы все в ситуации стресса. И наши дети — мы должны это понимать — сейчас в ситуации неопределенности («будем ли мы учиться онлайн, не будем, как, или мы уже завтра онлайн» и так далее). И вообще у ребенка ситуация тревоги, потому что можно заболеть, могут заразиться взрослые, может заразиться кто-то из родных. Поймите, это затяжной, хронический стресс.

Ребенок подросткового возраста очень бурно реагирует на стресс, его реакции могут быть чересчур эмоциональными, неадекватными, и категорически запрещено в этом случае слово «успокойся», потому что оно вызывает еще большую эмоциональную реакцию. 

К чему ведут проблемы функционирования мозга? Во-первых, к школьной дезадаптации. «Скатился на тройки». К сниженной мотивации, я об этом вам говорила. Это пройдет, если не добавятся новые проблемы. К сожалению, они добавляются в подростковом возрасте. Плюс добавляется непонимание, плюс появляется отторжение взрослых, с которыми невозможен или затруднен контакт, и значит, все проблемы становятся более выраженными.

«Пока не сделаешь — не встанешь»: почему так нельзя

Трудности длительного поддержания внимания. Подростка нужно научить чувствовать свое функциональное состояние, понимать, что «я через 20 минут уже ничего не соображаю», и это не означает, что нужно сиднем сидеть и ждать, пока что-то получится. Через 20–25 минут нужно сделать перерыв, передохнуть, сделать несколько упражнений, особенно если это работа онлайн. Отвлечься, сделать упражнения для глаз. Если этот перерыв не делает учитель, задача родителей — очень корректно об этом напомнить, потому что учитель должен делать перерывы каждые 20–25 минут.

Если ребенок выполняет домашнее задание, этот перерыв тоже обязателен. Можно сделать перерыв не на 3–5 минут, а чуть дольше, восстановиться, лечь на коврик, сделать несколько упражнений, прикрыть глаза, съесть яблоко или дольку шоколада, выпить сока, отвлечься и заново сесть выполнять домашнее задание.

Ситуация «Пока не сделаешь — не встанешь» подростку не подходит никак. Она никому не подходит, ни малышу, ни взрослому, а подростку — особенно. 

Отличники не самые успешные люди

Проблемы произвольной регуляции поведения, особенно при отсутствии обратной положительной связи. Если вы ребенка бесконечно за что-то корите, пусть добрым голосом, без крика и выраженных отрицательных эмоций, если вы говорите ему каждый день: «Я огорчена, у тебя раньше были пятерки, ты можешь лучше» — успокойтесь. Оценка вообще ничего не значит. 

Может быть, для кого-то это крамола, но на самом деле отличники далеко не самые успешные в жизни люди — есть много исследований.

Поэтому спустите на тормозах свое желание добиться самых высоких успехов. Перфекционисты — те, кому обязательно надо учиться на отлично, — страдают больше всех. Если вы как родители эту стратегию поддерживаете, то ребенку деться некуда, и это заканчивается тяжелейшим неврозом.

Почему у подростков трудности с самоконтролем

Я уже говорила вам о том, что есть общая активация мозга, которая позволяет ребенку работать в течение долгого времени. В 9–10 лет наблюдается некоторый рост процента детей с неоптимальной активацией мозга, а в 10–11 лет количество таких детей увеличивается в два раза. У них ресурса нет. Это очень хорошо видно на письме. Первая строчка красивая, четкая, и постепенно… что мы говорим в этих случаях ребенку? «Не старался». На самом деле у него очень низкий адаптивный ресурс.

То же самое я могу сказать про планирование и самоконтроль. Детям в подростковом возрасте очень сложно выполнять контрольные задания, они часто что-то забывают. Не ругайте их за это, помогите. Подросток очень часто утром суматошно собирает свой портфель, что-то забывает — тетрадь, ручку.

Не сочтите за лишний труд, вечером проконтролируйте, но только по-доброму, помогите. Хуже от этого ребенку не будет. Не забалует, точно. Очень сложно им в этот период.

Дайте четкий алгоритм

Мы хотим ответственности от ребенка начиная с дошкольного возраста. А эта управляющая функция — контроль собственной деятельности и самоконтроль — созревает к 9–10 годам, а потом начинается пубертат, и функции управляющего контроля снижаются. Фактически мы можем по-настоящему говорить об управляющем контроле где-нибудь в 16–17 лет. Если мы дали ребенку четкий алгоритм выполнения задания, да, он сможет это сделать. А если мы хотим, чтобы он самостоятельно планировал свое время, сам думал о том, что будет завтра и послезавтра… оставьте подростка в покое, он этого делать не может. В лучшем случае он будет контролировать то, что ему очень важно и интересно. Все остальное — вне поля его внимания.

Ждем до 17 лет

До конца подросткового возраста время концентрации внимания маленькое.

Сосредоточенность на задаче деятельности — то, чего всегда учитель требует от ребенка, — возможна только к концу подросткового возраста. 

А планирование, самостоятельное принятие решений, принятие решений в сложной ситуации — это появится лет в 17, если мы с этим работаем.

Источник:

Выступление на V ежегодной Всероссийской конференции по вопросам семейного воспитания и родительского просвещения «Школа одаренных родителей», проходившей 26–28 октября 2020 года в Москве

Организаторы конференции:

Министерство просвещения Российской Федерации

Национальная родительская ассоциация

Дополнительно:

Три книги о подростках на сайте РГДБ «Библиогид» 

Фото: Коллекция/iStock

Поделиться в соцсетях