background picturebackground picture

“Догнать и причинить добро”, или Чем забота отличается от насилия

Родители

479

Как не залюбить ребенка до невозможности

Все имеет свои границы. И иногда родители так сильно заботятся о ребенке, что ему буквально не удается свободно вздохнуть. Как отличить заботу от навязчивости? Как не «задушить» детей своей любовью? Почему вообще такое происходит? На вопросы отвечает детский и семейный психолог-консультант, специалист по работе с приемной семьей, мама троих детей Катерина Демина.

Принято считать, что забота — это проявление любви, теплых чувств по отношению к тому, кто нуждается в нашем участии. Каждая мама знает, что нужно ее ребенку, ведь она хочет для него только лучшего. Она уверена в том, что в холод надо теплее одеваться, что регулярное питание — залог крепкого здоровья, а повторение — мать учения. Но почему-то дети сопротивляются, стягивая с головы шапку прямо за дверью, выплевывая шпинат и брокколи и устраивая истерику при мысли о домашнем задании.

Что происходит с родителями, когда они пытаются любой ценой укутать, накормить, заставить выучить стишок своего ребенка? Что ими движет?

Все досталось одному

В нашей культуре забота очень часто проявляется в насильственной форме. Это идет из глубины веков. Таковы последствия травматического опыта всего населения. Еще совсем недавно (с исторической точки зрения) дети погибали массово: из десяти рожденных половина не выживала. К такой данности взрослые относились в общем-то спокойно.

В наши дни ребенок стал сверхценностью. На нем одном сосредоточено все то, что раньше распылялось на многих членов семьи: во-первых, вся энергия родителей, а во-вторых, все их тревоги и страхи, которых сейчас очень много. И если прежде тревогу можно было выплеснуть вовне в виде активных агрессивных действий, то сейчас агрессия заблокирована. Как бы плохо человеку ни было, он не может выйти на улицу и начать все крушить. Тревога остается и распространяется повсюду, в том числе и на детей.

Страх за… кого?

Родители очень боятся, что ребенку будет плохо, больно, тяжело, и им придется с этим что-то делать: лечить, спасать, вытаскивать, а вдруг еще и помочь будет ничем нельзя? Представление о том, что придется сопереживать детским страданиям, причиняет душевную боль, поэтому взрослые пытаются всеми способами обезопасить себя, натягивая на ребенка шапку и запихивая в него полезную еду.

Кроме того, часто родители становятся жертвами обратной связи от соседей, родственников, учителей, друзей и т. д., которые удивляются: «А чего это он у тебя без шапки ходит? Совсем ты о нем не заботишься».

Родителей гонит их тревога. С одной стороны, за жизнь, с другой — из-за страха выглядеть плохой матерью.

Не в силах удерживать свою тревогу, родители обрушивают ее на детей: «Мне холодно, поэтому ты наденешь шапку».

В результате мы привыкаем заботиться о детях без их запроса. «Я так решила, значит, так и будет!»

А что потом?

Последствия такого поведения родителей, когда под вывеской заботы прячутся агрессия и насилие, могут быть печальными.

Во-первых, ребенок не учится правильно обращаться с собой и распознавать сигналы своего тела, своей психики. Потому что функция заботы и потребностей вынесена вовне, как в классическом анекдоте: «Мама, я замерз или проголодался?»

Во-вторых, в дальнейшем ребенок (особенно это касается девочек) не может распознать насилие. Он привыкает к тому, что именно так выглядит забота. Многие женщины остаются в абьюзивных отношениях, потому что считают, что раз муж навязывает свою волю, так это потому, что он любит и заботится.

В-третьих, такая модель поведения передается из поколения в поколение. Во взрослом возрасте ребенок будет любить своего партнера, но будет им командовать, его контролировать и заставлять.

Две большие разницы

Навязчивой, агрессивной забота становится тогда, когда один человек, не спрашивая, даже не интересуясь, нужна ли его помощь и в той ли форме, вмешивается в дела и жизнь другого.

Забота там, где есть просьба, где есть выраженная потребность ребенка в чем-то. Проявления заботы — это слушать, расспрашивать, внимательно анализировать ответы.

Необходимо узнать истинную потребность ребенка, а затем выявить и свою собственную потребность. Вы надеваете шапку на ребенка почему? Вам холодно? Страшно? Вы злитесь или просто хотите показать свою власть?

Собственно, разница между настоящей заботой и агрессивным вмешательством в дела другого — автономного — существа в следующем: меня попросили приготовить именно это блюдо и именно сегодня или это я решила, что ребенку сейчас надо съесть первое-второе-третье и компот, и запихиваю в него это все, потому что «я же старалась!».

Сейчас мне (К. Деминой. — Прим. ред.) представляется крайне важным давать детям пространство выбора: «Ты хочешь, чтобы я сделала для тебя что?» И отвечать именно на эту, прямо и недвусмысленно высказанную просьбу. Иначе мы получаем потом измотанных матерей («Я все для них делаю, а им все мало!») и «обесточенных», печальных детей, которые рассказывают, что мамы никогда не было рядом, что они скучали, что хотелось поваляться с пледом и книжкой, а получали музеи и экскурсии.

Иногда это единственное — всего лишь сидеть молча и слушать, без комментариев.

Интервью Катерины Деминой можно посмотреть по ссылке.

Поделиться в соцсетях